поиск:
RELIGARE - РЕЛИГИЯ и СМИ
  разделы
Главное
Материалы
Новости
Мониторинг СМИ
Документы
Сюжеты
Фотогалереи
Персоналии
Авторы
Книги
  рассылка
Мониторинг СМИ
14 декабря 2013  распечатать

Максим Кантор: "Демократия – лекарство, которое уже давно устарело"

Писатель выпустил книгу публицистики "Хроника стрижки овец", в которой объяснил свой взгляд на происходящее в России и Европе

Источник: Известия

Художник и писатель Максим Кантор несколько лет назад переселился из Москвы на французский остров Рэ, преподает в Оксфорде, пишет книги и публицистику и за выступления в русской печати принципиально не берет гонораров. Недавно художник представил в Петербурге новый цикл живописных работ – марин, написанных на берегу Атлантического океана, также вышел сборник статей, объединенных идеей кризиса демократии. Максим Карлович ответил на вопросы корреспондента "Известий".

– Вы стараетесь избегать ярлыков, но в новой публицистической книге всё же определяете себя как христианина и социалиста, в значительной мере наследуя убеждениям отца, философа Карла Кантора. Расскажите, как развивалось ваше мировоззрение?

– Отец воспитал во мне мысль, что общий замысел миропорядка – един; он называл этот общий замысел "Первопарадигма" – звучит заумно, но это достаточно просто понять. Отец считал, что общий замысел явил себя в христианстве, затем в Возрождении, затем в марксизме, но единение этих посылок – религиозной, эстетической и социальной – еще состоится. Я в это верю. Платон, например, пишет об эйдосе – о таком сгустке смыслов, в котором содержатся все идеи разом, который соединяет в себе первопричины. В этом первичном замысле – идея справедливости и равенства людей может транслироваться как в христианской, так и в социалистической версии – хотя понятно, что все интерпретации имеют исторические особенности и недостатки. Однако соединение социалистических и христианских взглядов не является экзотикой. Это весьма распространенный на Западе взгляд на историю. Здесь уместно добавить и то, что собственно религиозная христианская доктрина традиционно усиливалась внешними – античными, например, – добавлениями. Фома Аквинский был последователем Аристотеля, а мыслители Возрождения сопрягали несколько положений сразу. Желание видеть историю с разных сторон – совсем не новость.

Значительная часть современной российской интеллигенции придерживается либеральных взглядов, которые принято считать прозападными. Как человек, неплохо знающий европейскую интеллектуальную кухню, преподаватель Оксфорда, что вы скажете насчет умонастроений западных интеллектуалов?

– Мое сомнение в демократии как в панацее от бед века – взгляд распространенный. Более того, это сомнение разделяют не только представители так называемых левых партий, но и люди государственные, европейские чиновники. К левым я себя вовсе не отношу.

Я получаю письма от правительственных организаций европейских государств, из Организации Объединенных Наций – и люди чрезвычайно ответственные желают разобраться в том, как демократия сегодня мутировала. В том, что это случилось, что это уже не та демократия, за которую боролись и умирали 70 лет назад, ни у кого вопросов нет. Вопрос состоит в том, насколько закономерна для демократии эта мутация и как далеко она заведет. Проблема – и ее понимают все мыслящие люди на Западе, особенно академические круги, конечно, но и элита власти, – состоит в том, что мы живем в новой политической реальности, но оперируем старым понятийным словарем.

Кризис Запада экономический – это лишь поверхность событий. Главное – это кризис идеологический. Чтобы держать лидерство в мире, надо иметь объединяющую мысль, мысль, оправдывающую элиту. Но эта идеология рассыпалась. В этом смысле призывы на площадях с демократии равносильны врачебной рекомендации принимать лекарство, которое уже давно устарело и не действует. Лекарства стареют, микробы их благополучно осваивают, в отношении идеологий происходит так же. Соединение демократии с либеральной, рыночной доктриной оказалось критичным для статутов демократии.

В результате рыночных соревнований возникла демократическая номенклатура, и это, как будто, неплохо. Но глобальная доктрина рынка убрала из демократического общества главное, а именно чувство гражданства. Общество рынка открылось настолько, что лишилось границ ответственности и сделало элиту неуязвимой для гражданского суда. Нет уже локального полиса – есть мировой рынок. Это уничтожило идею ротации демократических выборов – номенклатура не зависит от воли народа, она вне и выше. Олигархиат нехорош не сам по себе, но как очевидная ступень к тирании и войне. Идет всеми замеченная интеграция элит и дезинтергация населения – миграции, потеря отечества, рассыпание этносов. Этому, естественно, противостоит поднимающаяся волна национализма – точнее, разных национализмов, которыми элита манипулирует, хотя их и боится.

То, что возникла взрывоопасная ситуация, понимают все. Призывы давать больному организму еще больше того лекарства, которое и довело организм до болезни, – безумны.

Требуется пересмотр демократической платформы – к этому, с одной стороны, не готовы, но выхода нет. Прежде чем элиты станут посылать демосы на бой, было бы правильно сделать умственное усилие и понять ту мировую конструкцию, которая сложилась сегодня. Правозащитная риторика вчерашнего дня смысла не имеет никакого – исходить следует из проблем дня сегодняшнего.

– На фоне европейского кризиса, как экономического, так и идеологического, видите ли вы какой-то адекватный выход?

– Если бы кто-то – не я, разумеется, но политики и руководители корпораций – видели выход, они бы им непременно воспользовались, самоубийц мало, и большинство политиков, которых я встречал, люди разумные. Но существует идеологическая инерция. Да, все видят, что уничтожение социалистической доктрины и победа бесконтрольного либерального рынка губительна для демократии. Все видят, что шаг за шагом мир приближается к порогу, за которым только сила и алчность. Шаги алчного рынка сопровождаются свободолюбивой риторикой, это сбивает с толку, эту подмену все давно понимают – кроме российских крикунов, но у нас общественные науки традиционно отстают на 40 лет. Я не вижу, как преодолеть беду иным способом, кроме как воздействуя на сознание Европы. Именно Европа, уверен, остается идейнообразующим фактором западной идеологической жизни. Здесь и должны быть приложены усилия – для изменения вектора искусства, понимания исторических процессов. Это осознание пришло к миру недавно, но оно пришло. Проблема решается на Западе.

– Вы критиковали "болотную" оппозицию за поверхностность, отсутствие внятной программы и бессмысленное фрондерство, выражающееся в попытках заменить одних олигархов другими без намерения изменить систему. Какой, в общих чертах, может быть программа реальных перемен в российском обществе?

– Я не думаю, что российское общество сможет измениться отдельно от всего мира. Россия уже давно – хотим этого или нет – встроена в мировую корпоративную систему. Россия не стала частью культурной Европы, несмотря на безумные прожекты в этой области, но финансы России – а речь в мире прежде всего о них – давно встроены в западные банки, элита интегрирована в мировую элиту. Процесс последних десятилетий был связан именно с интеграцией элит, хотя по видимости речь шла о некоей невозможной исторически культурной интеграции. Изменить ситуацию можно лишь в целом, фрагментарно – невозможно. А менять в целом можно только с позиций философии и искусства, устраняя релятивистскую систему ценностей последних десятилетий. Говоря совсем просто: когда и если удастся показать гибельность постмодерна, когда и если удастся вернуть гуманистическое искусство, когда и если вернется категориальная философия и единение социальной и религиозной доктрин – тогда у Запада, и, реактивным образом, у России появится шанс. До того – шаги в никуда.

СМ.ТАКЖЕ

персоналии:

Кантор Максим Карлович

ЩИПКОВ
НОВОСТИ

15.07.2018

Вопрос подлинности "екатеринбургских останков" будет решать Архиерейский Собор – пресс-секретарь патриарха

Учреждена Двусторонняя комиссия по диалогу между Русской Православной Церковью и Эфиопской Церковью

Епископ Уржумский и Омутнинский Леонид назначен наместником Оптиной пустыни

Назначен новый глава Тверской митрополии

Назначены новые ректоры Московских и Санкт-Петербургских духовных школ и председатель Учебного комитета Русской Православной Церкви

14.07.2018

В преддверии столетия убийства царской семьи в Екатеринбурге прошло заседание Священного Синода Русской Православной Церкви

Патриарх Кирилл возглавит крестный ход длиной более 20 км в память о семье Николая II

В канун 100-летия гибели Николая II бульвару в Екатеринбурге присвоили имя доктора Боткина, расстрелянного вместе с царской семьей

/ все новости /
РУССКАЯ ЭКСПЕРТНАЯ ШКОЛА
КНИГА
МОНИТОРИНГ СМИ

13.07.2018

Приходы:
Андрей Рогозянский
Можно ли нас назвать верными Церкви?

10.07.2018

Общественная палата Российской Федерации:
"Мы и все общество только на старте обсуждений" – Валерий Фадеев по итогам нулевых чтений законопроекта о пенсиях
Предложения по совершенствованию законопроекта о будущем пенсионной системы в ОП РФ будут готовить вплоть до вторых чтений в Государственной Думе

08.07.2018

РИА Новости:
Алексей Михеев
Три века молчания: в Русской церкви хотят решить проблему старого обряда

Официальный сайт Московского Патриархата:
Протоиерей Владислав Цыпин
Нельзя отпугивать Церковь от государства

06.07.2018

Русская Idea:
Станислав Смагин
Разделять мудрость народа и его апатию (Ответ Рустему Вахитову)

/ весь мониторинг /
УНИВЕРСИТЕТ
Российский Православный Университет
РЕКЛАМА
Цитирование и перепечатка приветствуются
при гиперссылке на интернет-журнал "РЕЛИГИЯ и СМИ" (www.religare.ru).
Отправить нам сообщение можно через форму обратной связи

Яндекс цитирования
контакты