поиск:
RELIGARE - РЕЛИГИЯ и СМИ
  разделы
Главное
Материалы
Новости
Мониторинг СМИ
Документы
Сюжеты
Фотогалереи
Персоналии
Авторы
Книги
  рассылка
Мониторинг СМИ
06 июля 2018  распечатать

Станислав Смагин

Разделять мудрость народа и его апатию (Ответ Рустему Вахитову)

Источник: Русская Idea

РI публикует ответ Станислава Смагина на критический отклик Рустема Вахитова на его книгу-размышление о донбасских событиях "Там, где мой народ". Мы не надеемся, что в этом споре обязательно родится истина, но нас не может не радовать и не казаться прекрасной эволюция "стиля этой полемики" по сравнению с чудовищным взаимным лаем "имперцев" и "националистов" образца 2006-2008 годов. Лаем, после которого "младоконсерватизм" утратил малейший шанс на респектабельность, за исключением отдельных, не участвовавших в этом лае фигур. А они, заметим, мгновенно стали "генералами без армии", которую они не смогли объединить и вывести к какой-то надежной оборонительной позиции. На фоне старых нацдемовских сайтов типа "На злобу" или даже АПН эпохи 2005–2007 годов, наш ресурс выглядит более сухо и академично, но зато мы верим, что у наших сравнительно молодых авторов впереди лучшее будущее, в отличие от "младоконсерваторов старого призыва".


Я с большим уважением отношусь к Рустему Вахитову, более того, периодически цитирую те или иные его материалы, в том числе и на сайте "Русская Idea". Поэтому мне приятно, что первый развернутый критический отклик на мою книгу был подготовлен именно им.

Критический в обоих смыслах – и аналитики, и несогласия.

Правда, несогласие в большинстве моментов проистекает из предвзятости по одному важному идейному пункту, о котором чуть ниже.

Мелкие претензии Рустема Ринатовича, которые на самом деле совершенно зряшные, я перечислять не буду – много их. Отмечу некоторые характерные. Например, упрек в мой адрес относительно "наивной попытки" причислить татар (во всяком случае, преобладающую их часть) к числу "политических русских". Однако здесь нет и капли наивности и демагогического прожектерства, как у той Агнессы Ивановны из шахназаровского "Курьера", которая каждый день смотрела телевизор и на этом основании считала себя очень хорошо знающей современную молодежь. Нет и желания искусственно расширить русскую нацию за счет тех, кто к ней объективно не принадлежит.

Вывод мой сделан на основании многолетних социологических исследований, не только и не столько "кабинетных", сколько "полевых" и бытовых. Десятки и сотни знакомств как с казанскими, так и проживающими в других регионах татарами только укрепили меня в моих выводах. Безусловно, среди татар есть немалое количество подчеркнуто "нерусских", не готовых принять это наименование под каким бы то ни было соусом, пусть и "политическим".

Но общее число активных и агрессивных этнократов и их сторонников вряд ли превышает 10%. Конечно, и этого может хватить, чтобы превратить и мирный, религиозно довольно индифферентный народ в нечто свирепое и кровожадное – чтобы далеко не уходить от мусульманства, вспомним Боснию.

Однако разве мы хотим, чтобы Татарстан стал второй Боснией?

А подчеркнутое и, как показалось, радостное исключение татар из русской политической ткани ведет к этому скорее, чем искусственная их в нее интеграция (тем более, повторюсь, искусственно интегрировать и не надо, большинство и так интегрированы). Тот факт, что большинство и генетически отстоит недалеко от большинства русских, даже не буду упоминать – русский национализм не про генетику.

Несколько позабавило и причисление меня к "московским идеологам русского национализма", которые, дескать, считают, что им из столицы лучше всего видно и понятно происходящее в ДНР и ЛНР. На самом деле, от моего Ростова до Донецка расстояние в несколько раз меньше, чем до Москвы.

Хотя, возможно, "московский идеолог" это художественный образ? Но почему этот образ оказался спроецирован на меня – как минимум требует уточнений.

Хотя на самом деле не требует. Выше я уже дважды произнес слово, которое часто заставляет достойных умных людей надеть очки с предельно искаженной оптикой и начать совершенно превратно толковать очного или заочного оппонента, не замечая его слов или меняя их смысл на противоположный.

Слово это, как вы уже догадались, национализм. Один раз упомянув мою совершенно недвусмысленную приверженность культурно-цивилизационному, а не черепомерочному и эпикантусофиксирующему национализму, Вахитов тем не менее дальше упорно продолжает причислять меня ко второй категории, печалясь, например, о моей фразе "русские должны помогать русским".

Что ж, самоцитата вещь не самая лучшая, но порой все же необходимая.

На выходе, даже если для чистоты эксперимента откинуть некоторое количество собственных мульти-культи-вырусей, получается никак не меньше 90% граждан, русских этнически, политически и культурно. Ядром гражданской русской нации можно признать, скажем так, "строго русских" – по переписи и по небезупречной (а что совершенно в подлунном мире?), но довольно рабочей формуле, выработанной два года назад Всемирным Русским Народным Собором: "Русский – это человек, считающий себя русским; не имеющий иных этнических предпочтений; говорящий и думающий на русском языке; признающий православное христианство основой национальной духовной культуры; ощущающий солидарность с судьбой русского народа". Заметьте, никаких черепомерок и расовых заморочек.

По-моему, все просто, понятно, легко поддается запоминанию и должно упреждать от нового, причем чуть ли не в следующем абзаце, упоминания национализма как чего-то злоужасного и узкорасового. Но я не в обиде на Рустема Ринатовича, это ведь крайне распространенное явление. Слишком сильно предубеждение, блокирующее элементарные когнитивные функции.

Кстати, об упомянутом Всемирном Русском Народном Соборе. В 2015 году к этому мероприятию частично были привязаны очередные Панаринские чтения, которые я тоже вскользь упомянул в тексте. Там выступал Александр Владимирович Щипков – человек известный, авторитетный, благонамеренный и вряд ли вызывающий подозрения в стремлении поймать случайного прохожего и увлеченно измерять его череп. Помимо прочего, Щипкова сказал о необходимости терминологического и практического размежевания между нацизмом/фашизмом и национализмом.

Сложно не заметить, что национализм у нас пытаются лишить любых положительных сторон и попросту права на существование вменяемых версий. Александр Владимирович отметил, что национализм всегда был связан с борьбой за независимость от колонизаторов, с освободительным движением угнетенных народов, вызывавшим горячую симпатию в СССР.

На Западной Украине, продолжил он, есть немало людей, желающих мирного развода с Новороссией, и они, при возможной малосимпатичности, именно националисты, остающиеся в рамках адекватности. А вот киевские руководители АТО, проводящие геноцид и замаранные чудовищными военными преступлениями, – нацисты.

По-моему, тезис, который очень сложно оспорить. Как и то, что в СССР действительно термин национализм в иных случаях имел вполне положительные коннотации. Вот передо мной лежит переводная книга, вышедшая в 1959 году. Ее автор ливанец Мухаммед Маджзуб, и называется она "Трагедия демократии и арабского национализма в Ливане". Как мы видим, здесь национализм это нечто пристойное и достойное, упомянутое в одном ряду с демократией. Это ясно и из предисловия, где автора хвалят за разоблачение "сотрудничества официальных ливанских властей с Западом в подавлении национального и демократического движения в стране".

"Философская энциклопедия" (том четвертый, издание 1967 года), в целом критически оценивая феномен национализма, отмечает и его положительные стороны: "В период формирования наций, например, в Западной Европе и США, национализм, наряду с лозунгами демократии, являлся идейным знаменем восходящей буржуазии в борьбе против феодализма и национального гнета, поднимая и народные массы на эту борьбу. Это придало национализму в данный период определенное прогрессивное содержание...В странах, борющихся за политическую и экономическую независимость, против империализма, на определенном этапе имеет место известное совпадение антиколониальных и антифеодальных устремлений национальной буржуазии с антиимпериалистическими и антифеодальными интересами трудящихся масс. Поэтому в национализме в этих странах в ограниченной форме выражается идея национального освобождения и национальной независимости и он часто служит знаменем национально-освободительного движения".

Даже через призму этого советского определения современный русский национализм, безусловно, заслуживает положительной оценки, так как одновременно отвечает и на социально-экономические, и на внутри – и внешнеполитические вопросы и вызовы. Русские – этнически и политически русские – граждане в современной Российской Федерации находятся под гнетом гибридной феодально-капиталистической и коррумпировано-олигархической системы, лишающей их будущего и во многом настоящего: и в материальном плане (повышение НДС и пенсионного возраста), и в плане политико-правовом и культурном (русские лишены правовой субъектности, а само слово "русский" под полузапретом).

При этом подчеркнуто нерусская и антирусская либеральная интеллигенция, разнообразные этнократы и те российские народы, которые волей своих руководителей и/или совокупным желанием своего статистического большинства отдалены от русских более, чем другие, имеют от правящего класса значительные преференции. Но в дальнейшем и эти сословия, касты и народы обречены на катастрофу вместе со всей Россией.

В дополнение к прочему российская правящая верхушка весь постсоветский период страстно желала и желает стать вассалом западного империализма – на ее беду и наше счастье, Запад это не совсем устраивает, ибо он хочет видеть в лице РФ не вассала, пусть и предельно лояльного и покорного, а совсем уж бессловесного и бесправного раба.

Стало быть, противостояние всему этому положению вещей совершенно справедливо охарактеризовать как национально-освободительную и антиимпериалистическую борьбу.

В странах "ближнего зарубежья" ситуация еще прозрачнее. Там русских подвергают геноциду, как Украина в Донбассе, открыто считают людьми второго сорта, бросают под плотный пресс культороцида и сажают в тюрьмы, как в Прибалтике. Поэтому русская национально-освободительная борьба в там естественна и вряд ли может вызывать вопросы. Вновь уточним, что русскость мы понимаем в широком плане. К тому же на Украине союзниками русских являются носители украинской идентичности, не отказывающиеся от нее, но считающие отвратительным и человеконенавистническим постмайданный режим, а также национальные меньшинства, подвергающиеся прессингу, подобно русским, пусть и в меньшей степени: венгры, румыны, болгары.

В Прибалтике же и так уже почти тридцать лет "русское сопротивление" является синонимом сопротивления апартеиду вообще: легендарный латвийский национал-большевик Владимир "Абель" Линдерман – еврей, его соратник Бенес Айо, боец донбасских интербригад, и вовсе угандиец по отцу. Евреем был и покойный Евгений Коган, один из лидеров Интердвижения Эстонии. А Виктор Алкснис, латыш по крови и русский национал-патриот?

Даже люди безупречно левых взглядов полагают текущее положение разделенного русского народа невыносимым в том числе и с национальной точки зрения. 12 июня, на странный, если не сказать крепче, "праздник" суверенитета России от самой себя известный левый публицист Александр Коммари написал на своей странице в Фейсбуке: "А с границами мои любимые большевики реально сделали ошибку. Дело в том, что социалистическую революцию и СССР они считали необратимым явлением – и это был крупный просчет, из-за которого миллионы людей, не только русских, кстати, имеют теперь проблемы". На еще более известного левого мыслителя я сошлюсь, анализируя другой пункт критики Вахитова.

Рустем Ринатович упрекает меня в том, что я, в свою очередь, упрекаю население РФ за недостаточную поддержку Новороссии и покорное следование идеологической линии властей. Что ж... В июле 1996 года, подводя итоги президентских выборов, Александр Зиновьев, к которому мой заочный собеседник, насколько я могу судить по его статьям, относится противоречиво, но скорее положительно, сказал: "Оставалась какая-то, пусть крошечная надежда на то, что русские люди опомнятся, проявят гражданскую ответственность за судьбу своей страны и проголосуют в большинстве за Зюганова. Эта надежда не оправдалась. Ну что ж, русский народ сам, добровольно выбрал не лучший, а наихудший вариант дальнейшей эволюции России. Он больше не имеет морального права сетовать на то, что кто-то обрек его на жалкую участь".

Вообще апелляция к народной мудрости и осуждение тех, кто не желает данную мудрость признавать величиной априорной и постоянной – вещь хитрая и обоюдоострая. Хотя бы потому, что многие сторонники "Vox populi vox Dei" придерживаются этой позиции лишь когда не расходятся в позиции с populi, а уж когда расходятся – сами критикуют соотечественников почем зря. Наверное, Рустем Ринатович не из их числа. И я всецело согласен с его, точнее, не его, а им приведенной мыслью Владимира Соловьева (философа, разумеется, а не телеведущего-пропагандиста): "Высший органический тип мышления – диалектика присущ либо людям, достигшим вершин культуры, либо простым людям из народа, живущим простой естественной жизнью, а мышление механистическое, абстрактно-логическое – удел "образованного сословия", выросшего на незрелых плодах ограниченного рассудка".

Но вот какая штука. Не будем брать революцию и Гражданскую войну, касательно ее сегодняшние сторонники белых считают, что "народ задавили и задурили ему голову", а сторонники красных – что народ "проявил мудрость, поддержав красных или не сопротивляясь им". Вместе спорщикам не сойтись.

Однако возьмем развал СССР, который катастрофой считают и левые, и правые, и даже некоторые адекватные либералы, разница лишь в мотивации такой оценки: она может быть национально-геополитической, социально-экономической, повседневно-ностальгической, все сразу.

Мудр ли был русский народ, спокойно глядевший на демонтаж социализма и Советской империи, а если в чем-то и показывавший активность, так это в массовых "демократических" митингах (обратные по политическому знаку мероприятия собирали на порядок меньше участников) и голосовании за Ельцина? Непростой, тяжелый вопрос. А ведь сейчас и в Донбассе, и на иных рубежах Российской Федерации, и непосредственно в ее пределах мы видим повторение событий конца 1980-х – начала 1990-х.

Поэтому аргумент Вахитова о мудром русском мужичке из глубинки, радующемся присоединению Крыма как замечательного курорта и одновременно испытывающем глубокое равнодушие к Донбассу...

Очень спорен он, прямо скажем. Сотни тысяч русских, задолго до нынешней постсоветской вакханалии этноцида и культуроцида перерезанных в Молдавии, Средней Азии и на Северном Кавказе, не дали бы соврать, но, к сожалению, уже ничего не могут сделать ввиду своей смерти. То же, кстати, касается и сотен тысяч погибших от "шоковой терапии" и иных ужасов лихих девяностых в самой РФ. Они ничего не скажут, но память этих людей должна быть для нас цензором, ориентиром и предупреждением.

Нужно различать черное и белое, мудрость – и апатию.

Рустем Ринатович ссылается на мои рассуждения о региональных противоречиях и взаимных шпильках Донецка и Луганска, чтобы показать: они и друг другу-то особо не нужны, не то что все вместе Российской Федерации. Но между моим родным Ростовом и Краснодаром споров на порядок больше, меряются всем, вплоть до количества маршруток, а когда из заявки на нынешний ЧМ Краснодар был вытеснен именно Ростовом – в столице Кубани чуть ли не траур объявили.

Будет ли это аргументом для возможного разъезда двух претендентов на звание столицы Юга по разным государственным квартирам?

Несколько волжских городов десятилетиями яростно спорят за звание другой столицы – Поволжья. Насколько этого достаточно для вывода об их несовместимости в рамках одной страны? А уж как меж собой даже не города, а районы отдельных городов враждуют... Кровь из носов течет реками и выбитые зубы сыплются градом. Это повод для чего?

Споры и подколки Донецка и Луганска – совершенно обычное дело и для России, и вообще для мира. Вот искусственное и нарочитое доведение и институционализация этих споров практически до уровня, когда возникают два не особо дружественных друг другу народа и государства – это уже циничная и преступная политическая практика. А ссылка на отношения этих государств как на доказательство, что России они не нужны – это...

Лишнее это.

Конечно, я не сомневался, что пристрастный читатель моих заметок уцепится взглядом за пару моих скупых одобрительных слов об украинском нациестроительстве. На самом деле, это всего лишь одобрение идеи политической нации как таковой, а также констатация факта – украинские нациестроители знают, для чего запихивают в один флакон Коломойского, Джемилева, Зиссельса, Авакова, Тимошенко, Климкина и Елисеева, россияне же не знают, нужна ли им нация и если да, то какая, а российские власти знают, но лучше бы не знали.

Насильственное включение в состав украинской нации русских людей и их земель не может не вызывать у нас возмущение, так как мы тоже русские, а методы этого включения еще и чудовищны в общечеловеческом плане.

Поэтому, кстати, я всегда поправляю тех, кто говорит, что на Украине власть захватили националисты: не националисты, а национал-шовинисты. Приравнивать мое мнение к одобрению жовто-блакитного нацбилдинга – это как считать, что "книга Ремарка" и "ремарка к книге" это одно и то же. А уж приписывать мне "восхваление украинской этнонации"... И это лишнее, Рустем Ринатович.

И уж совсем удивили следующие слова моего уважаемого визави: "Совсем недавно воевал в ополчении ЛНР (батальон "Амур", г. Ровеньки, затем Четвертая бригада Народной милиции ЛНР) мой уфимский знакомый, журналист и политик, башкир Ильдар Атауллин. У него, кстати, тоже есть записки о пылающем Донбассе, только их не опубликует "Роман-газета" (их отдельные главы опубликовали сайт Центра имени Л.Н. Гумилева и "Свободная пресса"). Потому что это плохо вяжется с интерпретацией этой войны как борьбы за воссоединение русской этнонации. А другой интерпретации событий на Донбассе официальная пропаганда нам не предлагает. Она эти вопросы отдала на откуп русским националистам". Считать чудом вышедшие в бедной и совершенно несистемной "Роман-газете" записки признаком благоволения официальной пропаганды...

Я бы, конечно, очень хотел, чтобы официальная пропаганда придерживалась моей точки зрения, но если бы она ее придерживалась – этих заметок просто бы не было, ведь они как раз о чудовищном расхождении между пропагандой и действительностью. Элементарная и вместе с тем грубая логическая ошибка, странная для умного человека, довольно внимательно, пусть и пристрастно прочитавшего мою книгу.

Поможет ли эта моя "рецензия на рецензию", где я еще раз подробно повторил все сказанное ранее, причем сказанное далеко не только мною, устранить наше недопонимание с уважаемым Р.Р. Вахитовым? Вполне возможно, хотя скорее в частностях, для большего понимания нужна едва ли не когнитивная революция, причем рожденная не кабинетными спорами, а суровой реальностью.

Пока же все эти многолетние бессмысленные споры между националистами и их оппонентами, что на тему Донбасса, что касающиеся более широкого контекста, проходят по сценарию, блестяще сформулированному одним из участников по итогам одного из раундов.

– Вы националист?

– Да, я националист.

– Когда черепа мерить будете?

– Так я и не собирался ничего измерять...

– Ну как же? Ведь Вы же сами признались, что националист.

– Ну и что?

– Вы что, не читали мою статью? В ней же ясно написано, что националист обязан измерять черепа. Давайте, приступайте, а то я уже устал ждать, когда же начнёте.

Радует, хотя это и так было понятно, что в глобальном плане у нас с Вахитовым разногласий нет: киевская необандеровская хунта это плохо, а освободительная борьба Донбасса – хорошо. Но и разногласия не настолько малы, чтобы их можно было полностью затереть "согласием в главном". Как писал один довольный умный человек, считавший многие нерусские и антирусские национализмы терпимыми, а вот русский непременно диким и реакционным: "Прежде, чем объединяться, и для того, чтобы объединиться, мы должны сначала решительно и определенно размежеваться". Наверное, для ясности и вправду надо, и Рустем Ринатович начал, а я подхватываю.

Да, что касается самого главного и болезненного – будут ли мерить черепа. Перефразируя старую песню группы "Мумий Тролль" про то, что "карнавала не будет, карнавала нет" – черепомерок не будет, черепомерок нет.

СМ.ТАКЖЕ

персоналии:

Александр Щипков

ЩИПКОВ
НОВОСТИ

19.09.2018

Десница святителя Спиридона Тримифунтского принесена в Чебоксары

Более 30 тысяч человек поклонились мощам святителя Спиридона Тримифунтского в Саратове

Управляющий делами Московской Патриархии встретился с Предстоятелем Иерусалимской Православной Церкви

Наместник Киево-Печерской Лавры сообщил о готовящихся против обители провокациях

В Церкви Англии рассказали о пользе "Летнего института" РПЦ

Патриарх Кирилл подтверждает намерение Русской Церкви способствовать восстановлению мирной жизни в Сирии

Патриарх Кирилл и верховный муфтий Сирии соболезнуют в связи с крушением российского самолета Ил-20 в Средиземном море

Представители Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства приняли участие в XII Всемирном конгрессе семей

/ все новости /
РУССКАЯ ЭКСПЕРТНАЯ ШКОЛА
КНИГА
МОНИТОРИНГ СМИ

14.09.2018

ФОМА в Украине:
Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий
Митрополит Онуфрий: У нашей Церкви есть все атрибуты независимости

RT:
Максим Соколов
Контуры церковного раскола

13.09.2018

Российская газета:
Елена Яковлева
Как низко пал второй Рим
Как Константинополь дружил с большевиками, специализировался на поддержке раскольников и получал патриархов из Америки

10.09.2018

Православие.Ru:
Андрей Серебрич
Зачем Константинополь повышает ставки в украинском вопросе?

08.09.2018

Вечерняя Москва:
Александр Щипков: 7 сентября войдет в историю православной церкви как день начала раскола...

/ весь мониторинг /
УНИВЕРСИТЕТ
Российский Православный Университет
РЕКЛАМА
Цитирование и перепечатка приветствуются
при гиперссылке на интернет-журнал "РЕЛИГИЯ и СМИ" (www.religare.ru).
Отправить нам сообщение можно через форму обратной связи

Яндекс цитирования
контакты