поиск:
RELIGARE - РЕЛИГИЯ и СМИ
  разделы
Главное
Материалы
Новости
Мониторинг СМИ
Документы
Сюжеты
Фотогалереи
Персоналии
Авторы
Книги
  рассылка

20 сентября 2020 :: Анатолий Степанов Протоиерей Максим Козлов

Мы абсолютно открыты к любой корректной православной дискуссии

Беседа с новым ректором Сретенской семинарии

Анатолий Степанов: Читателям "Русской народной линии" известно о решении последнего заседания Священного Синода назначить Вас, Ваше Высокопреподобие, исполняющим обязанности ректора Сретенской духовной семинарии. Мы с Вами как раз беседуем в кабинете ректора. Но, насколько я понимаю, Сретенская духовная семинария не чужая для Вас?

Протоиерей Максим Козлов: Я много лет преподавал в Сретенской Духовной семинарии. Четверть века вёл предмет в Московских духовных школах "Сравнительное богословие". В какие-то годы преподавал "Пастырское богословие" и "Риторику". Поэтому Сретенская семинария – совсем не чужое для меня место.

Анатолий Степанов: И место знакомо, и преподаватели...

Протоиерей Максим Козлов: Преподаватели мне знакомы. И многие из братии монастыря – с того первого набора студентов Семинарии, которым я преподавал. Собственно, основная часть братии – те, кто учились в первом-втором наборе Семинарии, когда у митрополита (тогда ещё архимандрита) Тихона (Шевкунова) родилась идея монашеской школы в Сретенском монастыре.

Анатолий Степанов: Тяжело Вам,наверное, совмещать обязанности ректора и руководство Синодальным отделом?

Протоиерей Максим Козлов: Я просто стараюсь об этом не думать. Конечно, по идее, приведу светскую аналогию, ректор университета не должен быть министром образования и науки. Каждая должность требует полного погружения. Но я надеюсь на поддержку здесь труждающихся, на молитвы насельников. Ну,и есть навык работы, в которой выходных нет уже давно как регулярного явления. Если Священноначалие благословило, значит столько, сколько будут тут меня терпеть, я буду стремиться исполнять послушание ответственно. Воспринимаю назначение именно как послушание.

Анатолий Степанов: Внимание СМИ и православной общественности,ожидаемо привлекло решение Священного Синода о смене руководства Сретенской семинарии и Сретенского монастыря. Это связано, прежде всего, с последним скандалом, спровоцированным мягко говоря, пристрастной оценкой семинаристов на последних экзаменах этой короновирусной весной. Решение экзаменационной комиссии как-то будет пересматриваться?

Протоиерей Максим Козлов: Прежде чем говорить о выпускной кампании, хочу сказать о развернувшейся дискуссии. В ней были как моменты, которые можно приветствовать, так и те, которым порадоваться нельзя. В нашем диалоге с митрополитом Тихоном мы старались сказать, что надо стремиться к тем добрым основам, которые нас объединяют, а не к тому, на основании чего мы можем разругаться. Я обратил внимание (видимо, это – последствие короновируса), что люди, оказавшись в замкнутых пространствах, не выдержали этого духовного испытания, в том числе многие православные христиане. В общении заметно возросла степень нервности и агрессивности. И в той дискуссии был заметен переход на личности, вместо обсуждения сути дела выдвигались персональные обвинения со всех сторон.

Что, на мой взгляд, было в той выпускной кампании неправильно? Были нарушены определённые процедуры, которые должны соблюдаться в каждом высшем учебном духовном заведении: по срокам назначения оппонентов, по срокам предоставления рецензий, по другим процедурным вопросам. На мой взгляд, если бы (при всей разности людей, которые участвовали в защитах работ) были правильно соблюдены устав Семинарии и Положение об итоговой аттестации, то этой проблемы не было бы. Но вмешались субъективные моменты, связанные с личными отношениями тех или иных членов администрации. Пусть идут научные споры, ведь можно по-разному относиться к тем или иным подходам в филологии, в отношении к корпусу церковнославянских текстов, в отношении того, что предлагается. Но последствия споров между членами корпорации или внешними учёными не должны сказываться на студентах. Это моё глубокое убеждение! Студент не должен оказываться крайним. Когда паны ругаются, не должны у холопов чубы трещать! Все вопросы нужно выяснять между собой в рамках корректной академической дискуссии. Поэтому одна из задач, которая была поставлена уже тогда – анализ ситуации.

Сейчас мы организуем тщательный разбор выпускной и вступительной кампаний, чтобы подобного рода ошибки не были допущены. Должно быть всё понятно: как и кем утверждается тема работы, как проходит защита и кто назначен оппонентом, на каких основаниях, где полагается внешний оппонент, а где достаточно внутреннего оппонента из Семинарии. Здесь мы будем стремиться к тому, чтобы дух и буква закона были исполнены. Я уверен, что тогда 90% тех проблем не будет.

Анатолий Степанов: Но это всё меры на будущее. А что с итогами аттестации, они пересматриваться не будут?

Протоиерей Максим Козлов: Студенты защитились. Не было ни одного человека, который в результате защиты остался бы без диплома. Никто из них не подал апелляцию на прохождение защиты. Насколько я знаю, никто не испытал сложностейс поступлением на следующую ступень образования. Не произошло главного отрицательного последствия – искажения жизненного пути выпускников. А было переживание, ощущение несправедливости того, что они оказались крайними в чужой битве. Я думаю, что пастырское окормление и дальнейшие жизненные труды помогут им пережитьэту ситуацию, если она уже ими не пережита.

Анатолий Степанов: Вот эти, как Вы дипломатично высказались, богословские споры, разные оценки, сопровождались ведь и вполне реальными житейскими проблемами – увольнениями сотрудников, не разделявших точку зрения прежней администрации.

Протоиерей Максим Козлов: Мы сейчас о ком говорим?

Анатолий Степанов: Ну, например, о нашем постоянном авторе докторе исторических наук, отце шестерых детей протодиаконе Владимире Василике.

Протоиерей Максим Козлов: Давайте будем точны: отец Владимир не был уволен – он был лишён часов преподавания. Кстати, Учебный комитет настоял на том, чтобы отец Владимир Василик получал положённую по договору зарплату. И он её получал. Так что не было его увольнения из Семинарии.

Но могу сказать, что я с большим уважением отношусь к трудам отца Владимира и к его учёности. И с этого года он полноценно возвращён в корпорацию: он будет преподавать два важных курса. Курс аскетики – он систематически серьёзно занимался святоотеческими творениями, в том числе связанными с аскетическим наследием. И, на мой взгляд, методологически важный курс – курс истории России. Отец Владимир вновь полноценно трудится в нашей корпорации. Я был рад видеть его на заседании Учёного совета. И, надеюсь, мы будем по-доброму и продуктивно сотрудничать.

Анатолий Степанов: А отец Вадим Леонов?

Протоиерей Максим Козлов: Протоиерей Вадим Леонов тоже не был уволен из корпорации – там шла речь о перераспределении часов и разности подходов. Отца Вадима мы планируем ввести в число членов ректората. Соответственное прошение подано мной Святейшему Патриарху. Мы давно знакомы с отцом Вадимом, много лет трудилисьвместе в разных духовных школах. И я очень надеюсь на его помощь, особенно в становлении научной школы Сретенской духовной семинарии. У отца Вадима отчётливые и позитивные перспективы не только преподавательской, но и административной деятельности в нашей корпорации.

Анатолий Степанов: А какие в целом кадровые изменения произошли с Вашим приходом?

Протоиерей Максим Козлов: Кадровые изменения пока предложены Святейшему Патриарху, они нуждаются в утверждении. У нас была вакантной должность проректора по науке. Выше мы обозначили, кого хотели бы видеть на этой должности.

Далее. Полагаю, что сегодня нам не нужен человек на должность первого проректора. Должность есть в штатном расписании, но я буду предлагать оставить её вакантной. И ещё – мы надеемся привлечь к сотрудничеству высококвалифицированного специалиста из Учебного комитета и Московской духовной академии Наталью Валерьяновну Леонтьеву, которая в МДА занималась подготовкой к лицензированию и аккредитации.

Священноначалие поставило задачу – Сретенская духовная семинария должна стать значимым научно-образовательным центром Русской Православной Церкви, чтобы мы действительно начали формировать научную школу Сретенской духовной семинарии.

Анатолий Степанов: Выходит, протоиерей Павел Великанов вернётся в Московскую духовную академию?

Протоиерей Максим Козлов: Отец Павел Великанов в случае утверждения Патриархом нашего прошения продолжит трудиться на кафедре пастырского душепопечения. Поскольку эта тема меня интересует, то я весьма тщательно буду следить за процессами, которые будут идти на кафедре. И я думаю, что мы найдём и кадровые, и методологические решения, которые позволят сделать кафедру полезной для Семинарии и для Церкви.

Священный Синод в начале августа утвердил в Сретенской семинарии два новых профиля магистратуры. На одном из профилей, магистратура по истории Древней Церкви, остановлюсь более подробно. У нас явно не хватает специалистов в этой области, в особенности воспроизводства квалифицированных кадров внутри Церкви. Данный магистерский профиль возглавит известный серьёзный учёный, историк Древнего мира Андрей Юрьевич Виноградов. Главная задача этой кафедры – начать выпускать специалистов, которые потом могли бы пойти преподавать в Духовные школы, восполняя образовавшуюся лакуну. Ныне, особенно в провинции, приходится привлекать внешних людей для преподавания Древней Церкви. Если по истории Русской Церкви ещё можно привлечь своих преподавателей, то по Древней Церкви – нет.

И вторая кафедра – кафедра пастырского душепопечения, о которой так много было сломано копий. Но хотел бы обратить внимание, что программы профиля, который был утверждён Священным Синодом, проходили предварительную рецензию в Учебном комитете, где были очень серьёзно доработаны и откорректированы. Я уже знаком с профилем, как и со многими преподавателями, которые будут заниматься данным направлением. И с большим интересом и пристальным вниманием буду знакомиться с тем, что происходит на кафедре пастырского душепопечения.

Более определённые выводы можно будет сделать тогда, когда результат знакомства с кафедрой у меня как-то отложится в сознании. Кстати, отец Вадим Леонов будет преподавать на этом профиле.

Анатолий Степанов: В связи с пастырским душепопечением, насколько я помню, возникла серьёзная содержательная дискуссия. Программа курса подвергалась критике за определённые перекосы в сторону психологизма.

Протоиерей Максим Козлов: Было опасение многих о перекосе в сторону психологии за счёт пастырского душепопечения. В значительной мере это было исправлено при подготовке программы для утверждения Синодом. Первоначальный проект от утверждённого Синодом отличается по зачётным единицам от четверти до трети. Преподавать будут епископ Переславский Феоктист, известные московские пастыри, в частности, настоятель храма при МГИМО отец Игорь Фомин, отец Максим Первозванский и другие священники. Поэтому некий правильный баланс между душепопечением, основывающимся на святоотеческом наследии и использованием современной науки, в том числе психологии, как инструментально-вспомогательной части, будет соблюден.

Я в курсе состоявшейся дискуссии. Понимаю остроту темы, но предлагаю всем участникам дискуссии взять некую разумную паузу. Мы будем смотреть и не станем скрывать будущих результатов. Но давайте сначала начнём учебный процесс. Если будет ощущение неблагополучия, то, конечно, последует реагирование с нашей стороны.

Анатолий Степанов: Большие споры возникали в связи с проектами по объединению Сретенской семинарии и Московской духовной академии. Какова участь этих проектов?

Протоиерей Максим Козлов: Идея, формы которой постепенно находились и выкристаллизовывались, состоит в преодолении разобщенности высших духовных учебных заведений Московского региона. В Москве, кроме Сретенской духовной семинарии, есть несколько духовных учебных заведений: Николо-Угрешская и Перервинская духовные семинарии, Московская Духовная академия. Плюс в Московской области одна из лучших семинарий Русской Церкви – Коломенская духовная семинария. Есть ещё два вуза открытого типа – ПСТГУ и РПУ. Но сказать, что на сегодняшний день имело место полноценное их взаимодействие – значило бы приукрасить действительность. По сути дела, задача, поставленная священноначалием, состоит в развитии плодотворного реального жизненного взаимодействия высших духовных учебных заведений Москвы. Для этого действительно нужна в большей степени координация. Предположим, что естественная форма – это ректорский совет духовных вузов Московского региона, куда входили бы руководители и проректоры по направлениям науки, воспитательной работы и прочее.

Нужно координировать многие вещи, а не дублировать профили и магистратуры. Сейчас мы этого достигли: у нас магистратура по истории Древней Церкви, а в Московской духовной академии профиль по новейшей истории Русской Православной Церкви. В МДА собраны силы вокруг профессора А.К. Светозарского, которые преимущественно этим будут заниматься. Теперь мы можем направлять наших выпускников бакалавриата по профилю в МДА и, по возможности, не дублировать преподавательские кадры и курсы. Не очень здорово, когда один и тот же человек читает один и тот же курс в трёх семинариях. Нужно воспитывать преемников, создавать школу, расширять количество преподавателей.

Мы живём в непростые экономические времена, поэтому мы могли бы подумать о координации издательской деятельности, о каких-то практических вещах. Скажем, сроки проведения экзаменов в магистратуру, чтобы они не накладывались один на другой. Многие другие вещи нуждаются в более значительном тесном взаимодействии.

Или возьмём ситуацию с итоговой аттестацией. Сейчас есть идея, чтобы каждая духовная школа по соответствующему направлению выдвинула списки специалистов, которые могли бы привлекаться в качестве внешних рецензентов в других Духовных школах с целью избежать двух крайностей. Каких? Первая – сам научный руководитель находит оппонентов, и это получается не очень честно, потому что периодически бывает, что он заведомо находится в добрых отношениях с научным руководителем. И даже если что и заметит, то до конца не напишет, как есть.

Иная неправильная крайность, когдав качестве рецензента подбирается априори оппонент научного руководителя, который через отрицательную рецензию на работу студента, в свою очередь, будет продолжать полемику не со студентом, а с его научным руководителем.

Создадим банк данных по рецензентам, которые могли бы отбираться, когда необходим внешний рецензент. Для этого нужна координация сил Духовных школ.

На сегодня речь решительно не идёт об упразднении какой-то бы ни было семинарии в Московском регионе.Мы ведём речь о соединенииих в боевой образовательный кулак – общероссийский духовный образовательный центр. Речь идёт о координации и повышении уровня взаимодействия, причём, значительного уровня повышения взаимодействия, а не о стирании плодотворных различий.

Могу всех успокоить. Тема того, что бакалавриат здесь, а магистратура в другом месте – не рассматривается.

Анатолий Степанов: Я слышал, что в Семинарии планируется открытие церковной аспирантуры?

Протоиерей Максим Козлов: Да, мы начали подготовку к открытию Аспирантуры в Сретенской Духовной семинарии. У нас есть магистерские профили, в том числе по церковнославянскому языку. У нас достаточно базы и научных кадров для открытия Аспирантуры в ближайшее время.

Сегодня уже существуют Общецерковная аспирантура и докторантура им. святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, аспирантуры в Московской Духовной академии, в Санкт-Петербургской Духовной академии, в ПСТГУ. И если мы говорим о создании полноценного научного центра, то открытие Аспирантуры является весьма актуальной задачей.

Анатолий Степанов: Аспирантура будет по определенному направлению?

Протоиерей Максим Козлов: Да, исходя из магистерских профилей.

Анатолий Степанов: В аспирантуру смогут поступать не только выпускники Сретенской Духовной семинарии?

Протоиерей Максим Козлов: Конечно. Выпускник любой магистратуры Русской Православной Церкви. Напомню, что бакалавриат и магистратура имеют государственную аккредитацию. Поэтому вслед за лицензированием Аспирантуры будем готовить и её аккредитацию. Соответственно, мы будем готовы видеть и выпускников тех государственных вузов, которые проявят достаточную степень квалификации и подготовленности к поступлению в церковную аспирантуру.

Анатолий Степанов: Мы уже читали о том, что Вы сослужили с новым наместником монастыря иеромонахом Иоанном (Лудищевым). Похоже, у Вас налажено взаимодействие?

Протоиерей Максим Козлов: Начну с того, что мы очень давно знакомы с отцом Иоанном, когда-то ещё послушником он был моим студентом здесь, в Сретенской духовной семинарии. Нашему личному знакомству много лет. Потом он занимал административные должности в Семинарии, когда я тут преподавал. Мы всегда продуктивно и хорошо взаимодействовали. На встрече с преподавателями перед началом Учебного года я сказал, и теперь хочу повторить эти слова. Как в Троице-Сергиевой Лавре есть такое устойчивое выражение, что Московская Духовная академия – большая келия Лавры преподобного Сергия, так и мы должны сделать всё, чтобы Сретенская семинария была большой келией Сретенского монастыря. Невозможно представить себе отделение не только административно-экономическое, но главное – невозможно представить себе отделение духовной жизни монастыря от Семинарии и Семинарии от монастыря. В этом смысле, я надеюсь, что отец наместник, предварительное его согласие получено, и прошение подано Святейшему Патриарху, войдёт в состав ректората Сретенской Духовной семинарии и возьмёт на себя духовно-воспитательную часть в окормлении студентов. Мы возвращаемся к практике, когда насельники монастыря станут духовниками наших студентов. И, конечно, Богослужебная жизнь монастыря – это то, без чего невозможно представить жизнь Семинарии.

Со своей стороны, оставаясь настоятелем храма преподобного Серафима на Краснопресненской площади и председателем Учебного комитета, с полным погружением я не могу участвовать в богослужениях в монастыре, но с отцом наместником мы обговорили, что в иные значимые праздничные дни мы будем служить вместе. Я буду стремиться участвовать в служении Акафиста Божией Матери по пятницам, в котором по традиции участвуют все учащиеся Семинарии. Традиция ректорского служения Акафиста и части преподавателей вместе со студентами уже сложилась.

И мы вернёмся к практике, о чём уже обговорили с отцом наместником, которая была в прежние годы – регулярного совершения (пару раз в семестр) ночной Литургии с приглашением выпускников в священном сане прежних лет: собраться у Престола, вместе послужить, помолиться и пообщаться за трапезой. Это была добрая – и молитвенная, и с точки зрения человеческого общения – практика, к которой мы обязательно вернёмся.

В октябре состоится первая ночная Литургия. Начнём с двух ночных Литургий в семестр, а там, как Господь даст. Если окажется, что ночная Литургия сильно востребована, то будем служить чаще.

Анатолий Степанов: Вам с отцом Иоанном предстоит выстроить новую модель взаимодействия...

Протоиерей Максим Козлов: Да, в предшествующие времена Ректор и Наместник был в одном лице. Но я полагаю, что в каком-то смыслемодель двух лиц – более продуктивная и правильная. И то, и другое требует такой степени погружения, что неизбежно какое-то дело страдало бы. В бытность наместником нынешнего Псковского митрополита Тихона у него всегда за текущим учебным, методическим, воспитательным процессом следили его помощники, которые оперативно руководили жизнью Духовной школы.

Сейчас мы будем максимально плотно взаимодействовать. Первые встречи показали, что вообще нет никаких противоречий, между администрацией монастыря и руководством Семинарии нет никаких противоречий. Мы нашли с отцом Иоанном согласие по всем пунктам взаимодействия. Я убежден принципиально, что мы будем так и дальше работать.

Анатолий Степанов: Не могу не задать вопрос об издательстве Сретенского монастыря. При прежнем руководстве речь шла о создании на базе одного из крупнейших издательств Русской Православной Церкви, по сути, центра по пропаганде экуменических и модернистских идей. Под это был создан определённый состав редакционного совета. Как-то эти проекты издательской деятельности будут пересматриваться?

Протоиерей Максим Козлов: Насколько я понял из беседы с отцом наместником и другими членами монастырского братства, главная проблема была даже не та, о которой Вы упомянули, Анатолий Дмитриевич, проблема была в резком сокращении объема изданий. Действительно, за предыдущий год в силу субъективных и объективных обстоятельств (пресловутый коронавирус и прочие обстоятельства) книг было издано значительно меньше, чем в предыдущие годы. Монастырскому издательству предстоит восстановить свой общероссийский статус – одного из крупнейших православных и пользующихся доброй славой издательств Русской Православной Церкви.

Надеюсь, что это будет сделано. Я не думаю, что в Сретенском монастыре нужно отдельное издательство Семинарии. При согласии монастыря и Семинарии, когда издательство встанет на ноги, преодолев экономические сложности, мы сможем вписать научно-богословскую, церковно-историческую и иную учебную литературу в планы издательства Сретенского монастыря. Мы предварительно оговаривали, но со своей стороны я сказал отцу наместнику и хочу повторить, что, если какие-то прежде изданные мною книги будут востребованы, то все права на их издания и всювыручку от продаж я передаю издательству Сретенского монастыря. Если монастырь пожелает переиздать мои книги – они полностью в распоряжении нашего общего дома – Сретенской обители.

Со всех точек зрения неправильно новому руководителю критиковать предшественников. Скорее, нужно выразить благодарность за то хорошее, что имело место быть. Я не очень внимательно знакомился с публикациями в издательстве за минувший год. Как мне рассказывали – это были в основном переиздания старых Сретенских книг, какие-то книги самого ректора – владыки Амвросия. Сразу оговорюсь, что в этих книгах не нахожу ничего экуменического – вполне достойные издания. Как мне кажется, пререкаемой была одна книга, но о ней я всё же выскажу своё суждение. Тут не могу согласиться, что издание книги Дитриха Бонхёффера следует рассмотреть, как отрицательный феномен. Дитрих Бонфёххер для нас не столько протестантский богослов, сколько антифашист. Человек, который деятельно участвовал в заговоре против Гитлера и был казнён незадолго до окончательной победы фашистской Германией. И не столько богословские, сколько этические проблемы противостояния нацизму он ставил в своей книге. Мне кажется, его трудне утратил своей актуальности. Все мы знаем о попытках той или иной реабилитации нацизма. Тем, кто реабилитирует Власова, полезно было бы почитать Бонхёффера, чтобы понять, что такое германский нацизм. В этом смысле к изданию книги Бонхёффера я отношусь, скорее как к антифашистскому, чем как к богословскому явлению.

Анатолий Степанов: Но всё-таки речь шла не о самой книге Бонхёффера, а о том, контексте, в котором она была издана – как первая книга нового издательства, как некий манифест, выражающий направление деятельности нового редакционного совета. Причём, в год 75-летия Победы в Великой Отечественной войне.

Протоиерей Максим Козлов: Повторю, издания будут сосредоточены в Сретенском монастыре. Со своей стороны, мы будем деятельно сотрудничать с издательством.

Анатолий Степанов: Представитель Семинарии будет в составе редакционного совета издательства?

Протоиерей Максим Козлов: Мы технически не оговаривали, но у меня нет сомнений, что и здесь у нас не будет противоречий.

Анатолий Степанов: Понятно, что, став ректором, Вы будете судить, возможно, и пристрастно, но всё-таки как Вы оцениваете уровень Сретенской семинарии?

Протоиерей Максим Козлов: В данном случае поднимаю флажок, что сейчас говорит председатель Учебного комитета. Мне периодически приходится поднимать разные флажки – ректора и председателя Учкома. Сретенская семинария, как и другие Духовные школы, регулярно инспектировались Учебным комитетом непосредственным образом и контролировались другими способами, которые у нас регулярно проводятсяв отношении всех Духовных школ.

Конфликтные ситуации, которые имели место, не носят объективный характер, а сложились в силу субъективных человеческих факторов. Нет никаких объективных обстоятельств, в силу которых можно было бы говорить о падении уровня преподавания или статуса в рейтингах Сретенской духовной семинарии. Хороший подбор студентов, квалифицированные преподавательские кадры, устоявшийся за годы налаженный воспитательный процесс. Даже коронавирусная ситуация не могла это поколебать. Нам бы сейчас, уповая на Бога, молиться, чтобы только не прервался нормальный учебный процесс. Не дай Бог, опять карантин, переход на дистанционку и сопутствующие этому факторы. Всё же очень важно, чтобы мы были тут вместе: преподаватели и студенты. Учились, молились, на трапезу вместе ходили и общались.

Одно из первых принятых мною решений – установление двух дней в неделю для общения студентов с ректором. Такое же время установлено для приёма преподавателей. Помимо регулярной работы. У тебя есть нужда – пообщаемся. Будем вместе решать твои вопросы. Главное – сохранилась бы возможность быть нам здесь всем вместе: учиться, молиться и жить.

Анатолий Степанов: Коль Вы затронули этот вопрос, спрошу: как Вы относитесь к идее перехода на дистанционное образование в Духовных школах?

Протоиерей Максим Козлов: Ведь как стоял вопрос в прошлом учебном году: или так, или никак. У нас же не было альтернативы. Это как с трансляцией богослужения, – понятно, что они не могут заменить живого участия человека в храмовой молитве. Но если стоит вопрос: участвовать из дома, когда нет возможности выйти, смотря по телевизору Литургию в дорогом и родном для тебя храме или никак. Лучше участвовать в Литургии хотя бы так, смотря трансляцию.

Безусловно, дистанционное обучение не может стать полноценной заменой очному образованию. Хотя бы потому, что в Духовной школе неотъемлемая воспитательная составляющая всей нашей жизни: Духовная школа должна не только обучать, но и воспитывать. Я говорю банальные вещи, но, быть может, они нуждаются в проговаривании. И, конечно, через экран компьютера, не хочу сказать невозможно воспитывать, но это будет редуцированная, усечённая форма воспитания.

Поэтому никаких планов замены очного обучения дистанционным принципиально нет и быть не может!

В Русской Церкви развивается дистанционное обучение, ноне как замена очному образованию, а как замена заочному сектору, который действительно морально устарел к 20-ым годам ХХI века. Как выглядел заочный сектор в прежние годы? Два раз в год приехали на сессию, посетили установочные лекции, получили учебники, разъехались, привезли свои работы. Итак – два раза в год по две недели. В этом году будет закончен большой общецерковный проект написания полноценных электронных курсов для всего бакалавриата, от подготовительного курса до выпуска. В этом смысле дистанционное обучение предполагает еженедельный контакт с преподавателями, выполнение заданий, не только пассивное слушание лекций, но и регулярное взаимодействие, которое исключает заочный сон на протяжении трёх месяцев.

Конечно, дистанционное обучение лучше заочного образования, поэтому шаг за шагом мы будем заменять заочное обучение дистанционным. Но, конечно, дистанционное обучение – не замена очному, которое должно быть для молодых ребят, приходящих в семинарии после школ или вузов, определяющей формой подготовки.

Анатолий Степанов: Похоже, сейчас мы будем сталкиваться с этими проблемами. Ведь сегодня пытаются в средней школе внедрить дистанционное образование, что не менее пагубно, чем в духовных школах.

Протоиерей Максим Козлов: Безусловно, дистанционное обучение не должно стать определяющей формой. Не будем рассуждать о степени реальности ковидной угрозы и прочее, – это выходит за рамки нашей компетенции и даже квалификации. У меня шестеро внуков, и большинство из них учится в школе. Конечно, детям тяжело сидеть перед компьютером.

В коронавирусной ситуации, когда сами родители сидели дома, были какие-то результаты образования. Но если родители будут работать, а дети дома сидеть перед экранами, то это не то! И не дай нам Бог этого всего! Но, насколько я знаю, в Министерстве просвещения нет идеи принципиальной замены очного образования дистанционным.

Анатолий Степанов: Слава Богу, что мы пока и технически отсталые, поэтому нет самой возможности организовать дистанционное образование на необъятных просторах нашей Родины. Поэтому фанаты дистанционного образования сегодня сталкиваются, прежде всего, с технической невозможностью реализации дистанта. Но дело, конечно, не только в технике...

Протоиерей Максим Козлов: Мы должны духовно и сознательно стоять за традиционную форму очного образования! Не должно быть никакого компромисса. Мы – за очное образование!

Анатолий Степанов: Благодарю за содержательную беседу, отец Максим. Остаётся пожелать Вам Божией помощи в решение разнообразных задач.

Протоиерей Максим Козлов: Я прошу у авторов и многочисленных читателей "Русской народной линии" терпения и понимания. Даст Бог, мы встретимся в следующий раз в конце Учебного года, чтобы обсудить результаты. И будем говорить о не планах и задумках, а о том, что было сделано. Я готов отчитаться в том, о чём мы сейчас говорили, рассказать о других наших планах. И честно расскажу о том, что получилось и что не получилось реализовать. Мы абсолютно открыты к любой корректной православной дискуссии. Я очень прошу не переходить на личности, постараться понять, что кадровые решения, которые могут быть приняты, требуют времени, оценки ситуации и постепенности. В вузах рубить с плеча – нехорошо. Я помню, как Святейший Патриарх Кирилл не раз многим рассказывал, как наставлял митрополит Никодим (Ротов): в первый год после назначения на должность – не менять ничего быстро, а присмотреться и понять, как идут реальные процессы. Может быть, современная жизнь иной раз требует и быстрее решать вопросы, но принципиально важно сначала увидеть и оценить, а потом принимать решение. Давайте мы увидим, оценим, разберёмся, а потом будем готовы рассказать и о принятых решениях.

Прошу молитвенной помощи.

Источник: Русская народная линия

СМ.ТАКЖЕ

персоналии:

Протоиерей Максим Козлов

ЩИПКОВ
НОВОСТИ

02.12.2020

Круглый стол "Искусство России ХХ века в храме и около его стен" пройдет онлайн с прямой трансляцией

Приезд патриарха Варфоломея на Украину может придать новый импульс гонениям на УПЦ, считают в канонической Церкви

"Несвятые святые" вошла в число самых продаваемых книг десятилетия

В Москве прошли XVII Платоновские чтения

Состоялось первое рабочее совещание Церковно-общественного совета по развитию русского церковного пения в новом составе

01.12.2020

В Академии прошла конференция – вечер памяти профессора МДА А.И. Сидорова

Отошел ко Господу митрополит Иов (Тывонюк)

В Пскове реставраторы завершают исследование фресок в Спасо-Преображенском соборе

/ все новости /
РУССКАЯ ЭКСПЕРТНАЯ ШКОЛА
КНИГА
МОНИТОРИНГ СМИ

30.11.2020

IZBORSK.MD:
Пантелеймон Филиппович
Церковный либерализм: взгляд из Белой Руси

12.11.2020

Радонеж:
Андрей Рогозянский
Почему лекции Чапнина в МДА – это нонсенс

05.11.2020

ТАСС:
Эксперты: Парижская архиепископия сохранила самостоятельность в единстве с РПЦ

31.10.2020

Инфореактор:
Дмитрий Бабич
Франция против исламского мира: несусветная глупость Запада

Октябрь Таруса:
Тарусский благочинный поддержал переименование улиц

/ весь мониторинг /
УНИВЕРСИТЕТ
Российский Православный Университет
РЕКЛАМА
Цитирование и перепечатка приветствуются
при гиперссылке на интернет-журнал "РЕЛИГИЯ и СМИ" (www.religare.ru).
Отправить нам сообщение можно через форму обратной связи

Яндекс цитирования
контакты