поиск:
RELIGARE - РЕЛИГИЯ и СМИ
  разделы
Главное
Материалы
Новости
Мониторинг СМИ
Документы
Сюжеты
Фотогалереи
Персоналии
Авторы
Книги
  рассылка
Материал
01 марта 2006  распечатать

Александр Щипков

О Боге, вине и о трезвых христианах

  • Глава из книги Александра Щипкова "Соборный двор"
  • 1994, январь
    Полный текст публикуется впервые
    Частично опубликовано: Церковно-общественный вестник,
    № 24, 2 октября 1997 (приложение к Русской мысли № 4191)

    Немцы винопитие, а с недавних пор и виноторговлю, считают излюбленным занятием русских православных христиан. Но это есть колоссальная ошибка.

    Повсеместное пристрастие православных к водке такой же миф, как и повсеместная трезвенность баптистов. В России всего в меру. И русские люди – люди умеренные. Но если что и может вывести нас из безмятежного спокойствия, так это рассуждения о Боге и вине. Прислушайтесь как-нибудь к разговору православного и баптиста. О чем спорят-толкуют русачки? Да конечно же о второй главе иоаннова Евангелия!

    "Аллегория это, понимаете? Ал-ле-го-ри-я!" – задыхается бритый.

    "Да какой же ты после таких слов протестантский фундаменталист? – торжествуя, ловит его бородатый. – Вино оно и есть вино, а никакая не аллегория!"

    Пошумят, выпьют по маленькой и разойдутся каждый в уверенности, что не посрамил своего Бога. Эти невинные посиделки и кажутся заморским гостям признаком повышенной русской религиозности и разудалым русским пьянством. Подобных спорщиков в России, что собак небитых. Много. Сегодня я расскажу о тех, кого в России мало. Расскажу о христианах-трезвенниках.

    Общины, в которых трезвость приобретает религиозный смысл, могут зародиться в любой христианской церкви. Это не зависит ни от конфессиональной ориентации, ни от степени вовлеченности ее членов в процесс винопития. Вино, равно как деньги и секс, по мнению всякого ортодокса, является продуктом бесовским, а следовательно, с ним необходимо биться.

    Сегодня трезвенные общины существуют у евангелистов, у пятидесятников, у харизматов. Но самой колоритной фигурой навсегда останется православный братец Иван Чуриков.

    В конце прошлого века в столицу Петербург пришел крестьянин по имени Иван Чуриков. Человек набожный, страстный и очень непоседливый. В общем – "юродливый", из тех, кто "писания начитался и умом пошел". Был он одержим идеей – спасти Россию от пьянства. Возник Иван не на пустом месте. Выпестован он был на Самарской Луке и самарцы до сих пор спорят о том, где братец Иоанн родился: одни уверяют, что рожден он был от земных отца-матери в Жигулях, другие – что в небесном городе Ладограде, видимом лишь жигулевским пещерным отшельникам. Да и то – в ясную погоду. Поговаривают, что Иван спустился из Ладограда на землю по лесенке с полным картофельным мешком, и, пока он молился возле деревни Винновка, один прохожий в тот мешок заглянул и остолбенел. В мешке не картошка хранилась, а... весь космос. А еще – толстая книга о Боге и вине.

    Надо сказать, что у владыки Сергия (Полеткина) в Самарской епархии до сих пор подозрительно часто трезвые попы попадаются, из тех, кто не столько занят поисками досок на иконостас, сколько рассуждениями о Боге и вине.

    В 1896 году братец Иоанн вышел в Питере на Сенную площадь с проповедью Слова Божьего и через короткое время стал пользоваться огромной популярностью. Он обращался в своих речах к бродягам и пропойцам, призывая покаяться, вернуться в храмы и дать зарок не пить водки.

    Через некоторое время у него появились деньги, и неподалеку от Петербурга он возвел двухэтажный молитвенный дом, где встречался с народом и проводил беседы. Беседы не заменяли православного богослужения, но каждый их участник должен был написать на листочке клятву, в которой зарекался пить водку. Затем этот листочек торжественно сжигался от лампады.

    Сам Чуриков выглядел весьма живописно. Он носил длинную красную атласную рубаху навыпуск и черные штаны, заправленные в лакированные сапоги. Поверх рубахи надевал перламутровый крест. Волосы и борода длинные и черные. На портрете, написанном одним из почитателей Чурикова, братец Иоанн изображен с Евангелием в руке. Ногой он попирает зеленого змия, выползающего из бочки с надписью "вино". На заднем плане изображались справа алкоголики, слева – отрезвившиеся, спасенные братцем Иоанном. Похожими портретами были увешаны стены молитвенного дома. Братец любил уважительное к себе отношение, благословлял народ и подавал руку для целования.

    Все это заставило Синод заподозрить в общине человекопоклонение. Чурикова начали разоблачать в церковной прессе как еретика. В ответ он объявил, что продолжает считать себя православным христианином, но к причастию больше не подойдет, так как священники под видом Святых Даров спаивают бедный народ.

    А иже речет на Духа Святаго, не отпустится ему ни в сей век, ни в будущий.

    К Первой мировой община чуриковцев насчитывала уже около 40 тысяч сторонников, и Чуриков чувствовал себя своего рода патриархом трезвенников. В 1917 году христиан-трезвенников взяли под свою опеку обновленцы, но братец и с ними не поладил, хотя специально для него Евхаристия совершалась не на вине, а на соке.

    В 1929 году Иван Чуриков погиб в Ярославской политической тюрьме. Однако небольшое количество чуриковцев продолжало жить в Петербурге и тайно собираться на свои беседы. С годами образ братца Иоанна переплавился, и кто-то почитал его как святого, а кто-то и как мессию.

    В 1990 году чуриковцам разрешили официально зарегистрировать общину и вернули принадлежавший им когда-то дом в Вырице под Петербургом. Трезвенники с жаром взялись за восстановление дома. Целый год работали не покладая рук, тратили личные сбережения на покупку материалов. Работа вдохновляла и объединяла, но, как только дом был отстроен, выяснилось, что за годы подпольной жизни разные последователи Чурикова по-разному развивали его учение.

    Сегодня под одним названием "Общество христиан-трезвенников последователей братца Иоанна Чурикова" фактически объединяются три совершенно разных толка.

    Первую группу именуют "церковниками". К ним относятся те, кто считает Чурикова человеком святой жизни, надеется, что когда-нибудь Православная Церковь признает его заслуги, простит заблуждения и причислит к лику святых. Они посещают православные храмы, участвуют в богослужениях, причащаются. Некоторых покойный митрополит Иоанн Снычев благословлял на учебу в духовной семинарии. И надо сказать, что в "духовке" в те годы относились к православным чуриковцам с симпатией.

    По одному из преданий, Чуриков после своей смерти явился во сне сестрице Манечке и велел всем своим последователям ходить в храм и причащаться наравне с другими. Практически эти люди исповедуют православие, но продолжают по традиции встречаться у кого-либо на квартире для совместных молитв и изучения Писания, так, как это было заведено при жизни самого Чурикова.

    Вторая группа называется в чуриковской среде "вырицким толком", потому что она собирается в главном молитвенном доме под Петербургом в Вырице. Это – самая многочисленная группа. Ее члены посещают православные храмы, крестят детей, отпевают покойников. Но никогда не причащаются. Кроме того, они считают, что в образе братца Иоанна свершилось второе пришествие. Приходя в православные храмы, они, как правило, утаивают свои взгляды из опасений, что священники откажутся совершать необходимые им требы. Они милы в общении, не агрессивны. Хорошо знают Библию и ведут исключительно благочестивый образ жизни, занимая религиозную нишу между староверами-беспоповцами и баптистами.

    Третья группа не имеет ни постоянного лидера, ни четкой религиозной ориентации. Ее члены считают Чурикова очередной реинкарнацией божества после Христа, Кришны, Будды и других пророков. Мне приходилось сталкиваться с их бывшими последователями и в кришнаитских кругах, и в Белом братстве. Они прочно отошли от христианской традиции, влившись в общий поток российского new age.

    И все же всех этих людей, абсолютно разных по религиозной идеологии, объединяют две вещи – уважительное отношение к Ивану Чурикову и отрицательное отношение к винопитию.

    Надо сказать, что трезвенное движение в православии в последние годы было тесно связано с именем митрополита Петербургского Иоанна (Снычева), действительное место которого в истории русской церкви ХХ столетия еще предстоит понять будущим историкам. Идея отрезвления народа была близка покойному митрополиту, и вовсе не случайно он благословил в свое время появление странного учреждения под аббревиатурой МИРВЧ – Международного института резервных возможностей человека.

    МИРВЧ был создан в перестроечное время бывшим военным врачом Г. Григорьевым и другими сторонниками нетрадиционных способов лечения алкоголизма по методике А. Довженко. В 1991 году Г. Григорьев основал Александро-Невское братство трезвости. Формально оно продолжало деятельность одноименного братства, которое существовало в Петербурге до революции при церкви Воскресения Христова у Варшавского вокзала, под окормлением протоиерея Александра Рождественского. МИРВЧ и братство объединили экстрасенсов-психотерапевтов, применяющих для лечения алкоголизма паранаучный метод гипнотического кодирования с элементами православного богослужения. Помимо алкоголизма в братстве кодируют, как указано в рекламных проспектах, от курения, ожирения, сексуальных извращений, преступных наклонностей. Услуги в МИРВЧе платные.

    Г. Григорьев учит, что гипноз – спасителен, что им владели многие святые древности, что "самое дорогое для человека – его здоровье", которое можно поддерживать в хорошем состоянии с помощью гипноза. Г. Григорьев утверждает, что имеет сверхъестественные дары исцеления и прозорливости, которые приобрел еще до крещения в 1980 году, когда увлекался Тибетской медициной. Григорьев пытается использовать методы суггестии, облекая их в религиозно-ритуальную форму и вкладывая в свои действия мистический смысл. Он официально декларирует, что опирается в своей деятельности исключительно на опыт православной Церкви, но работает в подавляющем большинстве случаев с неверующими и некрещеными. Он пытается найти в православном обряде аналоги своим действиям, то есть предлагает пациентам рецепты от духовных заболеваний в виде "инверсированного православия". Он уверен, что психотерапевт – это своего рода священник или жрец. Вот что он пишет: "Этапность проведения психотерапии хронического алкоголизма... в методике Довженко приобретает уже законченную, развитую логику, в чем-то существенном сопоставимую с последовательностью этапов религиозных служб. Первичная беседа обратившегося за помощью с психотерапевтом в определенной степени аналогична исповеди, добровольное обязательное воздержание от алкоголя в течение двух-трех недель – посту. Рациональное разъяснение проблем алкоголизма и определенного лечения, демонстрация возможностей суггестии... и, наконец, собственно торжественный ритуал финала общего сеанса аналогичны проповеди, совместному богослужению и общему заключительному благословению. Аналогом причастия, как закрепления общего в индивидуальном ритуальном контакте духовного целителя с исцеляющимся, является индивидуальное "кодирование", сопровождающееся комплексом косвенно-суггестивных сенсорных раздражений... Только опираясь на неповторимую индивидуальность психотерапевта... может быть обеспечен максимальный эффект массовых методов психотерапии" (Вестник гипнологии и психотерапии. 1991. № 1. С. 10–11).

    Прочитав это, социолог религии лениво бросил бы: "По совокупности признаков МИРВЧ (Александро-Невское братство трезвости) относится к псевдоправославной религиозной организации, функционирующей внутри РПЦ МП". А мистик бы воскликнул: "Речь идет не иначе как о ритуальном кодировании! Огради мя, Господи..."

    Под давлением общественного мнения митрополит Иоанн был вынужден снять благословение с Григорьева и его фирмы. Странные контакты православного митрополита с разного рода целителями и экстрасенсами порой обсуждались в петербургской прессе, но их значение в жизни недугующего владыки журналисты явно преувеличивали. Так и в Григорьеве митрополит Иоанн пытался увидеть вовсе не чародея, но очередного воина против беса, растворенного в вине.

    Идея о том, что алкоголь есть растворенный бес, культивировалась у самарской религиозной общины "беседников", о чем митрополит Иоанн Снычев прекрасно знал, проведя на самарской кафедре не один десяток лет. Основатель общины старец Василий Никифорович Щеглов считал, что на священниках, потребляющих вино вне Евхаристии, нет благодати. Его последователи собирались после богослужений на "беседки", отсюда и название, и беседовали, как уже догадался мой читатель, о Боге и вине. Еще пару лет тому назад был жив один из духовных авторитетов беседников старец-протоиерей А. Рассказывают, что митрополит Иоанн любил его за крепкую веру и ясность ума, но сильно ревновал к его духовной славе и даже навещал его приход исключительно в дни отсутствия настоятеля.

    И питерские чуриковцы, и самарские беседники суть братья по вере. Порой они тайно встречаются побогословствовать, и эти встречи рождают таинственные слухи о том, что некий патриархийный владыка помышляет объединить всех христиан-трезвенников под своим омофором. Но этого пока не удалось сделать ни одному владыке. И полагаю, что не удастся. Поскольку трезвенники склонны не к делу, а к беседе.

    Нерв русской веры замешен на Евхаристии. И трезвенное движение в православии – одна из попыток проникнуть в мистику вина. Что в нем? Кровь Христова или растворенный бес?

    СМ.ТАКЖЕ

    авторы:

    Александр Щипков

    книги:

    Александр Щипков. Соборный двор

    ИЕРАРХИЯ
    НОВОСТИ

    14.12.2017

    Парк "Россия – моя история" расскажет об убийстве царской семьи

    "Без панегириков царям": проект "Россия – моя история" защитили от критиков

    Дом паломника в Вифлееме помогает местным жителям всех религий

    В центре Москвы состоялось торжественное зажигание ханукальной меноры

    Выставка картин, посвященных русским святым, и Рождественские чтения пройдут в петербургском Манеже

    Началась психолого-историческая экспертиза по изучению мотивов убийства царской семьи – епископ Тихон
    Церковный иерарх считает, что для большевиков это убийство носило характер ритуального возмездия

    Церковь и Минздрав реализуют в Калининграде совместный проект по реабилитации наркозависимых

    Вышла в свет новая книга Синодального отдела по благотворительности, посвященная реабилитация детей с ДЦП

    / все новости /
    КНИГА
    МОНИТОРИНГ СМИ

    12.12.2017

    Официальный сайт Московского Патриархата:
    Заповедь о любви. Интервью епископа Орехово-Зуевского Пантелеимона

    11.12.2017

    Свободная Пресса:
    Елена Жосул
    Перформансом по живому
    Право верующих на чувства, протест и эстетический выбор

    05.12.2017

    РИА Новости:
    Антон Скрипунов, Мария Шустрова
    Письмо Филарета: чем завершится церковный раскол на Украине

    04.12.2017

    РИА Новости:
    Сергей Стефанов
    Архиерейский собор-2017: главная сенсация пришла из Киева

    30.11.2017

    РИА Новости:
    Пресс-секретарь патриарха: без духовного оздоровления общество задохнется

    / весь мониторинг /
    УНИВЕРСИТЕТ
    Российский Православный Университет
    РЕКЛАМА
    сертификат iso
    Цитирование и перепечатка приветствуются
    при гиперссылке на интернет-журнал "РЕЛИГИЯ и СМИ" (www.religare.ru).
    Отправить нам сообщение можно через форму обратной связи

    Яндекс цитирования
    контакты