поиск:
RELIGARE - РЕЛИГИЯ и СМИ
  разделы
Главное
Материалы
Новости
Мониторинг СМИ
Документы
Сюжеты
Фотогалереи
Персоналии
Авторы
Книги
  рассылка
Материал
27 октября 2006  распечатать

Любовь Балакирева

Сможет ли государство заменить женщине мужа?

Матрифокальная семья – это гибель России

Проблема демографии обозначена руководителями государства как неотложная и первостепенная. Без решения этой проблемы тщетны все попытки возродить государство. Вопрос "Как выйти из кризиса" портал "Религия и СМИ" адресует кандидату физико-математических наук, старшему научному сотруднику Объединенного Института Ядерных Исследований автору статьи "Конец семьи?" Дмитрию Мадигожину.


– Демографическая проблема в стране вызвана кризисом семьи – это уже всеми признанный факт. Что представляет собой постсоветская семья, на ваш взгляд?

– Я надеюсь, что такого монолитного явления, как постсоветская семья, еще не сформировалось. Скорее всего, сейчас идет некий процесс перехода из состояния советской семьи (которая выполняла свои функции в определенной культурно-экономической среде) в состояние матрифокальной семьи (без отца), которая свои функции выполнять не может. Остановить этот процесс нереально, как нереально вернуть социализм. Надеяться можно только на достаточно крутой поворот общественного развития, который хотя бы покажет перспективу воссоздания семьи.

– Насколько семья зависит от политики и экономики в государстве?

– Отдельные семьи могут обладать иммунитетом от внешнего влияния, но институт семьи в целом и судьба большинства семей очень сильно зависят от системы ценностей, преобладающих в обществе, и от того, каким образом члены семьи участвуют в жизни этого общества. Наш исторический опыт показал, что при резкой смене общественного строя множество семей обнаруживают себя несостоявшимися. Сознания мужчины и женщины подвергаются изменению, и они начинают оценивать друг друга совершенно не так, как раньше. Очень немногие личности обладают достаточным упрямством, чтобы не поддаваться внешнему влиянию. Поэтому в целом зависимость семьи от политики и экономики оказалась очень велика, к сожалению.

– А в исторической перспективе, чем была и чем стала семья в России?

– Семья была всем – обществом, детским садом, школой, производством, государством, армией. А становится – ничем. Где-то по пути освобождения ее от лишних функций был пройден поворот, после которого она оказалась перед перспективой полной отставки за ненадобностью. Но поскольку жизнь без нее невозможна, отставку неизбежно получит общество, которое отнеслось к семье столь пренебрежительно.

– На фоне распада семьи, феминизации, "освобождении" женщины от гнета и "темного царства" – что вы думаете о роли сильной половины человечества?

– Сильная половина все это и устроила из-за глупости и корыстолюбия. Когда капиталисты в 19-м веке равнодушно крушили семьи рабочих, втягивая их жен и детей в фабричное колесо, они думали, что их собственные семьи (в которых тогда и не пахло феминизмом) гарантированы от опасности. Но в этом мире все взаимосвязано. Зло, причиненное сейчас, приведет к такому возмездию твоим внукам, что лучше бы не пробовать. Через сотню лет пошли революции, которые не пощадили ничьих семей.

– Говорят, что вина женщины – доказана. Как вы считаете, есть возможность вернуть женщину в семью, заставить рожать детей или нет?

– Я не сторонник концепции "вины женщины" или "вины мужчины" как и вообще любой коллективной, особенно – унаследованной, вины. Вот то, что распад семьи – беда женщины, это совершенно точно. Если бы я не надеялся на возрождение семьи (невозможное без участия женщины), я бы не тратил время на этот разговор. Но и "заставить" – слово неподходящее. Скорее следует говорить о прочистке мозгов, разьяснении гражданам и гражданкам ошибочности их мировоззрения. И создании таких условий, при которых родить проще, чем обьяснить, почему этого не хочется. Шучу, конечно, но в данной шутке есть доля правды.

– Давайте говорить языком понятным современному человеку. Значит – семья, как самое ценное, важное, первостепенное "производство", даже если в семье не рождаются дети (по причине болезни, скажем) – уже не ценится. В большей цене какой-нибудь банковский бизнес, нефтяной, медицинский и т.д. Почему? Да потому что семейный бизнес не приносит дохода. Так? Поэтому и реклама такого "бизнеса" – бессмысленна.

– Да кому он нужен, этот доход от нефти? Я не видел ни одного человека, счастливого от нефти или от денег. В молодости я еще думал, что можно быть счастливым, внеся великий вклад в прогресс человечества. Но с этим везет незначительному меньшинству. А в массе своей счастливы люди бывают только от семьи, детей и внуков. Так что семья приносит максимальный доход именно тому человеку, который в нее входит. Она не приносит дохода постороннему, и она не конвертируема в другие валюты. Я не могу продать вам кусочек счастья от моей семьи. Но я могу попробовать объяснить что-то с помощью литературы, искусства, истории.

– Какой должна быть экономическая политика государства, чтобы доказать женщинам, что рождение детей – это их капитал в прямом смысле? Что, потеряв профессиональные навыки, они в старости не выйдут на паперть? Что уважение к таким людям сохранят не только их собственные дети, но и общество?

– Мне кажется, концентрация мер только на женщине – это все-таки путь к матрифокальной семье. Ну да, бродят где-то в амазонской сельве такие племена, мама кормит детишек бананами, папа неизвестен. Если давать мамам больше бананов (и не давать противозачаточных средств), у них будет больше детей. Но как-то это уныло выглядит. Европейская семья – основа европейской культуры, и мне кажется, что ее замена на принципиально другой тип семьи неизбежно приведет к смене типа культуры. По-моему, нужно не столько давать женщине взятку, чтобы она шла в семью и растила детей, сколько усиливать роль семьи как структуры общества. Если сама семья будет цениться обществом выше успешного предприятия, то звание матери семейства будет более привлекательно для женщины, чем должность офис-менеджера по связям с кофеваркой.

– Материнский капитал в 250 тысяч рублей – сумма для российской социальной практики беспрецедентная. Но возникает вопрос: не поздно ли? Смогут ли эти деньги спасти престиж семьи, который особенно упал в последние годы? (30 % семей – неполные, 400 тысяч детей рождаются вне брака, а по числу разводов мы занимаем второе место в мире после США)

– Эти деньги показывают, что масштаб проблемы начал осознаваться. Но так ли они сработают, как планируется – не знаю. Бывают случаи, когда государственные выплаты женщинам увеличивают количество матерей-одиночек (хотя в данном случае нет существенной выплаты за единственного ребенка, типичного для неполной семьи). В пределе государство может просто заменить женщине мужа, сделав семью полностью матрифокальной. Но уверяю вас, государство никогда не заменит детям отца. И дело не только в несчастливом детстве. От отца к сыну передается нечто очень важное именно для государства, для нравственной прочности общества, для его устойчивости против случайных моральных отклонений и внешней агрессии любого рода.

– По статистике к рождению второго и третьего ребенка склонны женщины, не имеющие высшего образования и принадлежащие к низкодоходной группе населения. Именно на них-то и направлены нынешние меры материальной поддержки. – считают эксперты. Женщин, делающих карьеру, такие пособия не заинтересуют. Как бы вы прокомментировали это?

– Согласен. Сумма взятки не соблазнит породу "самодостаточных". Желаю им все-таки очнуться от дурмана до того, как их поезд уйдет в никуда.

– В прессе начинают встречаться термины "социально ответственное рождение", т.е. такое рождение, когда ребенка не только родят, но и выкормят, выучат, воспитают. На это способны семьи со средним достатком, как минимум.

– А еще можно ввести понятие "социально ответственной ликвидации" – давайте перебьем всех, кого уже не выучить и не воспитать. Это все – глупый вздор лентяев, страдающих комплексом неполноценности. Всякая живая тварь способна выкормить и воспитать детеныша по своему образу и подобию. Они что, так ненавидят себя, что считают свое воспроизводство социально безответственным?

– Министр здравоохранения Зурабов предложил компенсировать затраты на материнский капитал из средств нового налога на бездетность. Правильно ли это? Эту меру уже назвали карательной.

– А это неважно, из какого общественного кармана будут взяты деньги. Все равно они фактически будут налогом на бездетность. Если вы даете кому-то государственные средства, значит, они взяты у всех остальных за то, что они отличаются от тех, кому заплатили. Простой закон сохранения: если где-то прибыло, значит, где-то убыло.

– Сергей Миронов выступил против введения налога на бездетность. Является ли введение этого налога вмешательством в частную жизнь?

– Миронов говорит, что налог на бездетность для молодой семьи будет мешать ей родить того самого ребенка, которого хотят поощрить. Тут он прав. Но, как я сказал, отсутствие налога на бездетность при наличии материнских выплат – это все равно, что неопределенным образом разверстанный налог на бездетность. Лучше уж логично его отрегулировать – начать его навешивать тогда, когда от семьи в связи с пропуском сроков уже не приходится ждать детей. Мое поколение (за сорок) можно уже обложить по полной программе – нечего было в девяностые годы ерундой заниматься.

– Большинство умеренных православных ничем не отличаются в вопросе деторождения от людей неверующих. В чем тут дело?

– Умеренно православные – это лицемеры вроде умеренно честных людей. Будь я епископом, я бы отлучал всякого и всякую, кто развелся после венчания. Мои попы наводили бы ужас на потенциальных прелюбодеев, абортниц, греховодников и клятвопреступников. И у меня осталось бы пусть десять процентов, но настоящих православных, на которых можно опереться в попытке спасти общество. Впрочем, религия – явно не мое дело, так что считайте это просто досужим рассуждением.

– Взаимосвязь между рождаемостью и богатством уже всеми признана как ложная. Почему бедные люди не рожают детей понятно. Но почему этого не делают богатые?

– Потому что есть корреляция между приверженностью к определенным ценностям и достижением этих ценностей. Богатыми чаще становятся те, кто верит, что счастье – в количестве денег. Естественно, они не верят, что счастье – в детях. Но вообще-то я бы не сказал, что богатая верхушка общества не рожает. Эти ребята не так глупы. Если нашему нуворишу не рожает одна жена, так рожает другая, и нет проблем. Проблемы есть у тех, кто всю жизнь хочет стать богатым, но у него не получается (с этим тоже везет не всем по определению). Вот такие люди все время откладывают совершенно реальное счастье ради счастья фантастического, и в конце концов остаются ни с чем. Мне их жаль.

– Каким вы видите идеальное решение проблемы демографии? Ваши рецепты.

– Были бы хорошие рецепты – продавал бы за большие деньги. Переворот в мозгах, смена тенденций развития цивилизации – это трудно назвать рецептами. Ну можно так сказать, если коротко – нужно возродить семью. А для этого нужно восстановить то массивное давление, которое цивилизация все время оказывала на человека в пользу семьи. Если кто сомневается, что такое давление было все время и было очень мощным – пусть прогуляется голым. Та сила, которая помешает ему это сделать – это остаток древних табу, обеспечивающих монополию семьи на проявления сексуальности.

– Права человека – проблема, которой занимается не только светское общество, но и церковь. По-вашему, насколько связаны право человека с его обязанностью по отношению к государству – создать семью и хорошо воспитать детей?

– Права человека слишком много эксплуатировались в посторонних целях. Если я хочу разобщить любой союз, я могу апеллировать к правам человека, чтобы вырвать человека из этого союза. Потому что любой союз, договор или закон – это ограничение прав человека. Да, законы могут быть ошибочны. Но не может быть ошибочным закон, по которому все живое возрождается в следующих поколениях. Обязанность человека передать в будущее свои гены и свою культуру – это не обязанность перед государством, государство – всего лишь изменчивая надстройка над человеком. Это – обязанность перед всеми предками, перед собой, перед человечеством. Узкое понимание человека как индивидуума с его кратким (и, в общем, малоосмысленным) существованием затрудняет понимание Человека как сущности, растущей сквозь каждого из нас из далекого прошлого в далекое будущее. Эту сущность можно прервать на себе – и это будет право индивидуума, но это будет убийством Человека в данном понимании. Не знаю, что сказала бы церковь по поводу таких образов, но вот так это дело видится мне.

– Еще вопрос борьбы с абортами. Самое активное участие в этом принимает РПЦ, так как грех убийства – самый тяжкий из всех грехов. Во время проповеди, когда священник говорит о покаянии, он обращается исключительно к женщине, но я никогда не слышала, чтобы священник обращался к двоим – супругам.

– Ну, на месте церкви я бы вообще собрал одних мужиков и провел бы с ними жесткий мужской разговор, учил бы их обязанности лидерства в семье. Ни государство, ни церковь не должны брать на себя роль мужа. Любая попытка его подменить ослабляет его роль в семье, и семья остается бесхребетной. Чаще всего все-таки церковь настаивает на обязанности жены уважать волю мужа, но это выглядит неубедительно, когда не выделена четко сфера особой ответственности мужчины за семью, когда семья – это всего лишь личное дело женщины, а не дело чести настоящего мужчины.

А за аборт на месте РПЦ я отлучал бы сразу – и обоих. За убийство ведь никто не надеется расплатиться слезным покаянием и десятком свечек? Считаете аборт убийством – будьте последовательны.

– "Сейчас на одного пенсионера приходится 1.9 занятых, к 2050 году их будет лишь 1.2", – такие цифры приводит первый заместитель председателя правления Пенсионного фонда Росси Александр Куртин. То есть благосостояние пожилого человека существенно зависит от количества детей в стране. Как практически завязать сознание человека на то, что рождение потомства, а не отказ – путь к безбедной старости?

– Ну, я не думаю, что для двадцатилетней потенциальной мамочки или папочки пенсионная аргументация сработает. Лучше дать им недвусмысленно понять, что их примут как главнейших членов общества не через сорок лет, а сейчас, если они решатся на подвиг создания семьи и деторождение. Кстати, чтобы сделать этот подвиг реалистичным, нужно не "материнский капитал" после второго ребенка и непонятно на что, а жилье (хотя бы гарантированное съемное по ценам, соизмеримым с их реальным доходом) молодой семье – и сейчас, сразу. Не нам, старым бесплодным ворчунам, от которых детей уже ждать – что от козла молока, а детям нашим, от которых сейчас зависит спасение России. Почему двести лет назад мужик ставил избу за лето и вел туда молодую жену, а нынешний блестяще образованный специалист со всей банковской ипотекой не вытягивает? Или производительность труда в последние столетия движется куда-то не туда, или кто-то подгрызает жилы нашему обществу. Они у нас догрызутся, эти "кто-то", дайте только поймать.

СМ.ТАКЖЕ

авторы:

Любовь Балакирева

сюжеты:

Семья в современном мире

Демографическая ситуация

персоналии:

Дмитрий Мадигожин

ЩИПКОВ
НОВОСТИ

02.06.2020

РПЦ назвала анонимные каналы в Telegram "новой формой гонений на Церковь"

В Госдуме оценили решение об открытии храмов в Москве

Всемирный русский народный собор призвал лидеров ЕС отстоять право русских учиться в школах Украины на своем языке

Религиозные организации со среды смогут возобновить работу в Подмосковье

Назначен новый посол Ватикана в России

01.06.2020

По благословению Святейшего Патриарха Кирилла храмы Москвы открываются для прихожан

На телеканале "СПАС" вышел новый 138 выпуск аналитической программы "Щипков" – "Люди в балаклавах"

Храмы в Подмосковье откроются для верующих

/ все новости /
РУССКАЯ ЭКСПЕРТНАЯ ШКОЛА
КНИГА
МОНИТОРИНГ СМИ

14.05.2020

Царьград.ТВ:
Михаил Тюренков
"Wi-Fi-причастие" по-украински: В чём опасность либерального "COVID-богословия"

10.05.2020

Официальный сайт Московского Патриархата:
протоиерей Димитрий Сазонов
Тактика лояльности и сопротивления: как будущий Патриарх Пимен управлял Костромской епархией

09.05.2020

Журнал "Международная жизнь":
Протест католических епископов и ученых

05.05.2020

ПЕRЕВОДИКА:
Ален де Бенуа
Коронакризис – это не конец света, это конец целого мира

29.04.2020

Всемирный Русский Народный Собор:
Владыка Каллистрат. Антарктический опыт и жизнь в изоляции

/ весь мониторинг /
УНИВЕРСИТЕТ
Российский Православный Университет
РЕКЛАМА
Цитирование и перепечатка приветствуются
при гиперссылке на интернет-журнал "РЕЛИГИЯ и СМИ" (www.religare.ru).
Отправить нам сообщение можно через форму обратной связи

Яндекс цитирования
контакты