поиск:
RELIGARE - РЕЛИГИЯ и СМИ
  разделы
Главное
Материалы
Новости
Мониторинг СМИ
Документы
Сюжеты
Фотогалереи
Персоналии
Авторы
Книги
  рассылка
Материал
17 ноября 2006  распечатать

Дмитрий Мадигожин

Взяточничество чиновника – это измена Родине, а не свобода торговли. Развод супругов – это предательство, а не свобода личности.

Среди множества забытых человечеством богов есть один, давно утративший своих служителей и свою славу, но сумевший внедрить свою главную идею в очень разные культы, и через них донести свое влияние до наших дней в виде уже практически внерелигиозной идеологии. Этот бог – Митра, один из персонажей древних индийской и иранской мифологий. В исторических источниках утверждается, что его роль заключалась в покровительстве договору и семье. Такая специализация может показаться странной, поскольку понятие договора в наше время ассоциируется с торговой сделкой, а отношения в традиционной семье не имели с ней ничего общего.

Однако первыми договорами в истории были вовсе не торговые соглашения. Под договором Митры следует понимать бессрочный договор о дружбе и взаимопомощи. В процессе размывания родовых отношений договор Митры расширял понятие семьи, распространяя изначально только кровнородственное понятие "свои" на других людей. Он заключался в форме ритуала братания, фактом принятия гостя (в том числе – посла), самыми разными клятвами верности (не обязательно равноправными). Договор об установлении вассальных отношений в некоторых культурах заключался в форме усыновления младшего по чину феодала старшим. Клятва мушкетеров "один за всех и все за одного" прекрасно передает дух митраистического договора, аналогичного коллективному братству. Совершенно логично, что исконная форма расширения родственных отношений – заключение брака – была также отнесена к ведению Митры. Договор Митры – это всегда безусловный долг для участвующих сторон, не ограниченный ни сроком, ни расчетом.

Митре поклонялись римские воины, и в этом они отличались от римских торговцев, которые поклонялись, разумеется, Меркурию – богу торговли, хитрости и воровства. Слишком лукав Меркурий, покровитель торгового договора, чтобы воины могли надеяться на взаимопомощь в бою, основываясь на его обязательствах. На другом конце Евразии и в более позднюю эпоху культ Митры обнаруживается у кочевых тюркских и монгольских племен. Почти весь успех Чингиз-хана основывался на развитии и использовании в своих интересах принципов митраизма. Такой широкий географический охват и последующее растворение в поздних идеологиях говорит о том, что митраизм (рассматриваемый здесь не как конкретный культ, а как определенная система ценностей) отражает очень фундаментальные свойства человеческой психики.

Однако не менее фундаментальные свойства выражает и меркантилизм – культ Меркурия, превратившийся в современную господствующую идеологию западных стран. Тот вариант демократии, который рекламируют США, правильней было бы назвать не либеральной, а меркантильной или торговой демократией. Слово "либеральный" само по себе бессодержательно, ибо не указывает, от чего именно обеспечивается свобода (свободу от всего приносит только смерть). Так вот, американский вариант демократии свободен именно от обязательств, накладываемых договорами Митры, но ровно в той мере, в какой это не мешает свободе торговли. Меркантильная демократия свободна от феодальных клятв верности вассала и сюзерена, от всяческого братства между людьми, она невысоко ставит всевозможные государственные присяги и гражданский долг. Она, наконец, освобождает человека от семейных обязательств и от долга родителей и детей друг перед другом. Напротив, классическая демократия древних греков и римлян была демократией вооруженных воинов и землепашцев, а вовсе не торговцев, и ее главные ценности не были меркантильными.

Взаимоотношения Меркурия и Митры всегда были сложными. С одной стороны, ни торговля, ни даже плутовство невозможны, если в качестве нормы поведения не установлено доверие между людьми. В протообществах вроде людоедских общин папуасов Новой Гвинеи и индейцев Амазонии всякий неродственный человек считался врагом, и при первой возможности его надо было убить, чтобы засушить кожу с его головы. Там отсутствовал митраизм, и поэтому не было почвы для меркантилизма. К слову, практика диких охотников за головами наводит на ассоциации с разными странными штуками, которые немецкие нацисты проделывали с человеческой кожей. Примитивные докультурные инстинкты деления людей на родственников и добычу вовсе не исчезли навсегда, они все еще могут захватывать управление массовым сознанием там, где из-за какой-то социальной катастрофы утрачено влияние исторически более поздних ценностей митраизма и меркантилизма. Невозможно о чем-то договориться с человеком, который крадется за твоей спиной, чтобы расколоть тебе голову дубинкой. Минимальное обязательство договора Митры об отсутствии априорной враждебности к гостям является необходимой основой и для меркантилизма. А развитые системы митраистических обязательств вроде кодекса самурайской чести, требующего безусловной верности сюзерену, используются японцами для построения вполне рыночных корпораций, внутренне митраистических (а значит – устойчивых к невзгодам), и внешне меркантильных.

С другой стороны, само меркантильное намерение получить односторонний выигрыш, договариваясь с тем, кто тебе доверяет (или за его спиной), является с точки зрения договора Митры худшим из преступлений – предательством. Митра относится к вопросу нарушения договора гораздо суровей Меркурия. Христианство содержит в себе ценности митраизма, и при этом оно явно враждебно меркантилизму. Дело не только в том, что Иисус изгонял торговцев из храма и отказывал богатым в доступе к царству небесному, но и в том, что центральным событием Нового Завета, обеспечивающим главное потрясение психики верующих, был акт выгодной торговой сделки Иуды, одновременно являющийся актом предательства Христа. Можно представить, насколько серьезные проблемы это создавало для меркантильного Запада, которому пришлось ловко модифицировать идейные основы христианства, чтобы не тормозить развите рыночной психологии. Наше православие потому и называется там "ортодоксальным", что оно не только не озаботилось введением поправок в основную идеологию, но и считает своим главным достоинством твердое следование первоисточникам. Даже единственная религиозная распря в российской истории заключалась в споре о том, чей вариант обрядов ближе к первоначальному.

Центральным мотивом "Сокровенного сказания монголов" является жестокое наказание Чингиз-ханом предательства, причем не только в случаях, когда предали его самого. Дважды там описана ситуация, когда его врагов в беде предавали их слуги. Они перебегали к Чингиз-хану, но тот первым делом казнил неверных слуг. Это не мешало ему затем уничтожить утратившего силу врага, который обычно и становился его врагом, если верить "Сказанию", тоже потому, что когда-то кого-то предал. А такая разновидность предательства, как убийство гостя или посла, наказывалась тотальной войной против "злого" племени и казнью всех его мужчин и мальчиков ростом выше оси колеса (захваченных женщин и маленьких детей кочевники забирали в свои семьи). Такова была судьба татар в монгольской степи, на такого рода "наказание" от Батыя нарвались позже Киев и Козельск. Впрочем, на фоне истории двадцатого века крайний митраист Чингиз-хан представляется образцом просвещенного правителя. Он был не только прогрессивней Гитлера, который в духе папуасских людоедов поставил в основу общества "закон о чистоте крови", и не только честнее феодала Сталина, который направил русскую митраистическую революцию (и без того крайне жестокую) в тупик самоуничтожения вместе с народом. Он был еще и гораздо гуманней оплота меркантильной демократии – США, которые не остановилась перед заранее спланированным сожжением заживо ста тысяч японских мужчин, женщин и детей, включая младенцев обоего пола, как это было в Хиросиме.

Россия оказалась в точке встречи западного митраизма, выраженного в ортодоксальном христианстве, и митраизма восточного, принесенного чингизидами из монгольских степей. Идея, впервые сформулированная в Индии и пришедшая двумя столь разными путями с двух противоположных сторон света, получила в русском сознании очень высокий статус универсального императива, при любых обстоятельствах стоящего над меркантильными соображениями. Иногда этот факт формулируют как появление русской цивилизации долга, отличающейся от западной цивилизации выгоды. Типичным российским обвинением западной политике является обвинение в "двойных стандартах". С точки зрения митраизма, другой человек, если он не враг, а равный нам друг – должен желать нам того же самого, чего желает самому себе, в соответствии с доктриной еще одного древнего митраиста Конфуция. Поэтому обнаружение явного различия между тем, чего партнер желает себе и тем, чего он желает нам, часто воспринимается нами как предательство, и вызывает очень суровую реакцию. Между тем, с меркантильной точки зрения весь смысл любых переговоров заключается в получении некоторой односторонней прибыли, недостижимой при отсутствии "двойных стандартов". Самый простой пример – продажа коммерсантом товара по цене более высокой, чем цена покупки с учетом всех сопутствующих затрат. В этих двойных ценах (стандартах) заключается весь смысл его деятельности и вся его прибыль. Попытка завысить цену продажи в ходе торговых переговоров является законной частью игры, и поэтому не влечет за собой никаких последствий для длительных торговых взаимоотношений партнеров. Однако если одна из сторон воспринимает результат переговоров как договор Митры, а другая – как договор Меркурия, практически неизбежным является обвинение второй стороны в предательстве.

В ходе своей истории Россия неоднократно получала как подтверждения правильности митраистической основы своего менталитета (который позволял эффективно сплотить общество при внешней военной угрозе), так и убедительные указания на то, что на одном митраизме общество не работает (например, провал строительства коммунизма). После распада номинально митраистической державы СССР ситуация для всех нас выглядела как торжество правоты Меркурия. Однако экономические неудачи России в девяностых годах, вызванные рекомендациями рыночных гуру Запада, а также изучение ситуации и перспектив стран-лидеров западного мира, в настоящее время вступающих в глобальный конфликт со всем остальным человечеством, разрушили убеждение в том, что меркантильный путь – единственное верное учение, полностью заменяющее линию КПСС.

Митраистам следует понимать, что в некоторых ситуациях их склонность считать предательством нарушение даже неявного договора о дружбе может приводить к опасным последствиям. С другой стороны, допущение меркантилизма в государственную структуру приводит к коррупции, а проникновение торговли в семью губительно для последней. Вполне достаточный признак тупиковости слишком меркантильного западного общества – его неспособность к воспроизводству населения из-за уничтожения института семьи. Меркантилизм неуклонно разрушает семью, предлагая взамен наркотические удовольствия общества потребления. В результате западные страны движутся к демографической катастрофе со всеми ее миграционными последствиями, и мы идем за ними туда же, подобно слепцам на картине Брейгеля, по очереди падающим в одну и ту же пропасть.

Два типа договора, известных человеку, должны осознаваться как различные виды взаимоотношений, каждый со своими законами и правилами, необходимые каждый в своей, вполне определенной, сфере. Государство и семья должны остаться областью договора Митры. Взяточничество чиновника – это измена Родине, а не свобода торговли. Развод супругов – это предательство, а не свобода личности. Твердый митраистический каркас государства и семьи должен обеспечить стабильные граничные условия для изменчивого и текучего мира меркантилизма, уравновешивающего в мелочах все те многочисленные человеческие желания, учесть которые во всем их многообразии не способны закон и долг. Семья и государство, только будучи сами непроницаемы для торговых сделок, формируют правильный рынок, подобно тому, как только водостойкий сосуд пригоден для хранения воды.

Сейчас вместо такого разделения сфер влияния мы вновь переживаем стихийную борьбу митраизма и меркантилизма за господство в российском массовом сознании, чреватую опасной поляризацией мировоззрений. Но все-таки я надеюсь, что у России, благодаря ее разностороннему историческому опыту, есть возможность найти правильную точку равновесия между Митрой и Меркурием раньше, чем земля уйдет из-под ног, небо скроет мгла, и папуасы разных племен, включая наше собственное, начнут бегать повсюду со своими каменными топорами.

СМ.ТАКЖЕ

авторы:

Дмитрий Мадигожин

сюжеты:

Семья в современном мире

ЩИПКОВ
НОВОСТИ

25.10.2020

Таруса покинула "обезличенный исторический ландшафт"

23.10.2020

Скончался Владимир Николаевич Осипов
Известный патриот преставился в больнице...

21.10.2020

Умер декан философского факультета МГУ Владимир Миронов

Скончался протоиерей Димитрий Смирнов

20.10.2020

А.В. Щипков: В Европе пытаются выстроить систему моральных ценностей, не опирающуюся на авраамические традиции

Святейший Патриарх Кирилл утвердил решение об отлучении от Церкви схимонаха Сергия (Романова)

19.10.2020

А.В. Щипков: Корни идей солидарности и справедливости находятся в христианстве, а не в марксизме

Памятник Царю-Миротворцу в Москве должен быть восстановлен

/ все новости /
РУССКАЯ ЭКСПЕРТНАЯ ШКОЛА
КНИГА
МОНИТОРИНГ СМИ

25.10.2020

Газета "Завтра":
Алексей Иванов
Тихая Таруса в топе новостей: страсти по переименованию улиц

24.10.2020

Весть News:
Александр Щипков
Александр Щипков высказался о возвращении улицам Тарусы исторических названий

23.10.2020

Блог Игоря Друзя:
Игорь Друзь
Джо Байден обещает поддержать раскол Православия

Газета "Завтра":
Алексей  Иванов
Ушёл Владимир Осипов, ветеран русского патриотического движения

16.10.2020

Центр "Хризма":
Евгений Иванов
Кардинал Курт Кох рассказал о необходимости "обмена дарами" между католиками и православными

/ весь мониторинг /
УНИВЕРСИТЕТ
Российский Православный Университет
РЕКЛАМА
Цитирование и перепечатка приветствуются
при гиперссылке на интернет-журнал "РЕЛИГИЯ и СМИ" (www.religare.ru).
Отправить нам сообщение можно через форму обратной связи

Яндекс цитирования
контакты