поиск:
RELIGARE - РЕЛИГИЯ и СМИ
  разделы
Главное
Материалы
Новости
Мониторинг СМИ
Документы
Сюжеты
Фотогалереи
Персоналии
Авторы
Книги
  рассылка
Мониторинг СМИ
19 декабря 2006  распечатать

Юлия Зайцева

Людмила Улицкая представила свой новый роман "Даниэль Штайн, переводчик" в Библиотеке иностранной литературы

Источник: Благовест-инфо

Новый роман известной российской писательницы Людмилы Улицкой "Даниэль Штайн, переводчик" был представлен автором на встрече с читателями в Большом зале Всероссийской государственной библиотеки им. М.И. Рудомино (ВГБИЛ) 12 декабря.

Книга посвящена реальному человеку – – католическому священнику, еврею Даниэлю Руфайзену. В юности, во время Второй Мировой войны, служа переводчиком в гестапо, он спас от гибели множество людей, а также вывел из гетто в одном из городков Белоруссии несколько сот обреченных на гибель евреев. В 20 лет он принял католичество, стал монахом-кармелитом. А в 1959 г. приехал в Израиль, где окормлял христианскую многонациональную общину, служа литургию на иврите – по примеру первохристианской общины Иакова, брата Господня. Брат Даниэль прожил в Израиле почти 40 лет, скончавшись в 1998 г. от сердечного приступа.

В начале вечера, который открыла директор ВГБИЛ Екатерина Гениева, с кратким словом выступил протоиерей Александр Борисов – друг и однокурсник писательницы (оба они являются биологами-генетиками по образованию). О. Александр обратил внимание на название книги: фамилия Штайн, которую писательница дала своему герою, напоминает и об Эдит Штайн (еврейке, немецком философе, монахине-кармелитке, погибшей в Освенциме и канонизированной Католической Церковью), а также о том, что "штайн" в переводе с немецкого – камень, что не может не вызвать ассоциации с апостолом Петром. По мнению о. Александра, "переводчик" в названии книги – слово тоже многозначное: брат Даниэль не только знал множество языков, но "переводил на язык современных людей понятия, которые являются основными в христианстве, – Бог, любовь, жертва". Главный герой романа всей своей жизнью являет то, что "настоящее христианство – это жизнь, реальные дела, а не просто учение. Ради догматов можно воевать, убивать; ради любви этого делать не будешь", – – убежден о. Александр. Священник Георгий Чистяков, также выступивший на вечере, считает роман "абсолютно художественным произведением", которое поднимает "очень важные и больные вопросы". По его мнению, книга Улицкой нуждается в серьезном, широком обсуждении.

Людмила Улицкая рассказала, что замысел написать о брате Даниэле Руфайзене возник у нее в 1992 г., когда она впервые познакомилась с ним в Москве. "Он вошел ко мне в дом – и невозможно было выдохнуть! Это был человек иной природы. У нас было ощущение святости, которое не описать словами", – – вспоминала писательница. Для нее, переживавшей тогда собственный духовный кризис, появление такого необычного, "ужасно веселого, радостного" христианина многое прояснило.

К этому моменту об о. Даниэле уже знали тысячи людей, о нем было написано несколько книг, несмотря на то, что он был очень скромным и простым человеком. И Людмила Улицкая в начале 90-х г. не смогла не приняться за свою книгу; в общей сложности она писала ее 10 лет. Сначала было создано два варианта документального романа. Третья попытка – роман-коллаж, состоящий из самых разных подлинных и вымышленных текстов: писем, воспоминаний, официальных документов, секретных доносов, расшифровки магнитофонных записей, через которые говорят десятки людей, – – удалась. Роман "Даниэль Штайн" вышел очень большим по нынешним временам тиражом – 150 тыс. экземпляров и стремительно раскупается, активно обсуждается.

Конечно, больше всего писательница говорила о своем главном герое. "В его жизни на войне не было ни одного дня, когда он не подвергался бы смертельному риску. Он осознавал: то, что он выжил – это чудо. Он был на "ты" с чудом, он чудом жил. Можно сказать, что он выжил один из сотен тысяч уничтоженных во время войны евреев. И у него было острое желание отдать Богу то, что ему не принадлежит, – – свою жизнь, которая была незаслуженным подарком. И Даниэль поступил в Кракове в монастырь кармелитов... Его тогда никто не понимал: и для католиков-поляков, и для евреев это было невероятно". Кстати, в романе рассказано о том, что тогда, весной 1945 года, на одно свободное место в монастыре было два претендента – Даниэль и Кароль Войтыла. Настоятель выбрал того, кому будет "гораздо труднее найти свое место в церкви" – – еврея. "Он оказался прав", – – говорится в романе, – – отвергнутый кандидат "определенно нашел свое место". Людмила Улицкая отметила, что эта история – реальна, так же как и встреча Даниэля в Ватикане со своим давним знакомцем, когда тот стал понтификом.

"Даниэль был счастлив в своем служении, при всех трудностях его жизни. Он не переставал праздновать праздник жизни, несмотря на то, что как монах много был лишен, отказался от многих вещей", – – рассказывала Улицкая о реальном Даниэле и о своем герое. "Этот радостный человек – настоящий христианин. Христианство ведь очень разное; огромный спектр возможностей есть в самом христианстве... Есть Серафим Саровский и Сергий Радонежский, Франциск Ассизский и блаженный Августин. Христианство предлагает разные пути, каждый из которых серьезный, наполненный ..., и мы должны выбирать. Важна идея, что ничто не запрещено, что мы свободны, что христианство – совсем не узкий путь в интеллектуальном смысле. Но узкий путь в другом смысле: если мы говорим ... "да", берем на себя какие-то обязательства – – то мы их берем. А они простые и не напрямую связаны с нашим христианским обращением... Это золотое правило, которое знают не только христиане: "Не делай другому того, чего не хотел бы для себя" – – это универсальная этическая истина, и если люди соблюдают ее, христиане не имеют права над ними возвышаться... Ужасное заблуждение и очень разделяющая людей идея, что сам по себе выбор вероисповедания делает человека выше".

Говоря об особенностях богословских воззрений брата Даниэля, которые многими принимались в штыки и не могли не привести к сложностям с "церковным начальством", писательница разъясняла: "Он полагал, например, что Троица – это поздняя идея, греческая, что она никогда не была свойственна иудаизму. У него с Троицей были сложные отношения. При этом он не отрицал Святого Духа, не отрицал Спасителя. Он эти сложные умственные построения, над которыми столетиями изощрялись достойные богословы, – – он просто отодвигал их в сторону, считая, что это не имеет практического значения в жизни... Он стремился к раннему христианству, к той церкви, которая была основана Самим Спасителем... "Во что веровал мой Учитель?" – вот что было важно для Даниэля прежде всего... Даже проблемы разделения западной и восточной Церквей его не очень волновали...", – отметила Л. Улицкая.

Автор романа прекрасно понимает, что подобные мысли могут быть "спорными"; они "часто вызывали очень большой протест у многих людей". Но при этом она отмечает "редчайшее" явление: как бы люди ни относились к его воззрениям, "к нему лично они очень хорошо относились, он был настолько доброжелателен и открыт, что его невозможно было не любить. Даже его идеологические враги не могли его ненавидеть".

Изложив столь далекое от канонической догматики мировоззрение героя, писательница не первый раз обращается к читателям с такими словами: "Мне бы не хотелось быть соблазном ни для кого, пошатнуть чьи-то установки. Если это произошло, я приношу свои глубочайшие извинения. Моя задача была в том, чтобы показать образ бесконечной честности и смелости, которую являл Даниэль; показать, что это бывает".

В процессе работы над романом происходило много удивительных вещей, которые трудно назвать просто совпадениями. Одно из них автора изумляет больше всего: роман заканчивается гибелью главного героя в автокатастрофе, после чего обнаруживается, что он запрещен в служении, о чем он не успел узнать. Когда книга уже была написана и редактировалась, из Израиля, от человека, знавшего о. Даниэля, пришло известие, что именно так и было на самом деле: он умер от сердечного приступа, а в почтовом ящике в это время уже лежало письмо о запрещении. "Я это выдумала, но оказалось, что я угадала драматургию его жизни – это был для меня знак, что я на правильном пути", – – рассказывала Улицкая, добавляя, что вся работа над романом была отмечена чередой совпадений: "не успевала я задать вопрос, как молниеносно приходил ответ".

На встрече с писательницей зал был полон, читатели задавали множество вопросов. Например: сохранилась ли сейчас в Израиле община евреев-христиан? В Израиле быть христианином "опасно, общество этого не одобряет; гораздо лучше быть атеистом", делилась своими наблюдениями Л. Улицкая. Община о. Даниэля существует, но не умножается: нет человека, равного по харизматичности Даниэлю, евреи-христиане расходятся по другим церквам – в Израиле огромное число христианских юрисдикций. Когда Даниэль приехал в Израиль, он был единственным, кто служил на иврите, о чем в известность был поставлен глава Ватикана, но многих это крайне раздражало. Недавно сама Людмила Евгеньевна, будучи в Капернауме, зашла в греческий храм и в беседе со священнослужителем выяснила, что там регулярно проводятся богослужения на иврите, хотя среди прихожан – христиане из разных стран. Однако для "второго поколения" мигрантов иврит стал родным языком, и греки отозвались на эти изменения. "То, что было уникальным в 1959 г., сейчас стало рядовым явлением", – заметила писательница.

Ее спрашивали и о реальных прототипах ее героев, о названии и об обложке, о перспективах государства Израиль и о корнях антисемитизма. "Антисемитизм – удобная и давняя форма ксенофобии, и не единственная", – – в связи с этим Улицкая с тревогой говорила о новом витке ксенофобии в современной России, об антигрузинской кампании. "Это вопрос управления ситуацией и нашей собственной сопротивляемости. Мы не должны быть управляемы", – – подчеркнула писательница.

Говоря о преодолении нетерпимости, ксенофобии, о взращивании толерантности, Улицкая вновь возвращалась к Даниэлю Руфайзену, переводчику: "Мы очень нуждаемся в переводе. Мы плохо понимаем друг друга, а не только язык Бога. Только любовь и та мера доверия, которой обладал Даниэль, может дать связь и понимание между людьми".

Вечер завершился не запланированным, но пришедшимся к слову представлением серии детских книг, выпущенных при участии Людмилы Улицкой в рамках проекта Института толерантности ВГБИЛ, который называется "Другой, другие, о других". В четырех ярко оформленных книжках "для семейного чтения" детям рассказывают о традициях и обычаях разных народов, о разном понимании и формах семьи в истории, о кухне разных народов, об одежде и т.д. Воспитание толерантности и уважения к "другому" должно начинаться с детства, убеждены создатели серии. Л. Улицкая рассказала о намерении продолжить серию книгами о темах смерти-рождения, ссор-примирений, праздников и т.д.

СМ.ТАКЖЕ

сюжеты:

Роман Людмилы Улицкой "Даниэль Штайн, переводчик"

персоналии:

Людмила Улицкая

ЩИПКОВ
НОВОСТИ

28.10.2020

Строительство Александро-Невского собора в Волгограде подходит к концу

В Псково-Печерском монастыре хотят построить подземный храм

Мосгордума поддержала установку памятного знака протопопу Аввакуму

В Киеве состоялась презентация издания "Воссоединение Киевской митрополии с Русской Православной Церковью. 1678-1686 годы. Исследования и документы"

27.10.2020

Вышел сборник статей по результатам научных чтений им. Т.Н. Щипковой в Смоленске: "Гуманитарные науки и отечественное образование. История, преемственность и ценности"

Заседание Всемирного русского народного собора отложено из-за COVID-19

Более 10 семинарий РПЦ перешли на дистанционное обучение с начала эпидемии

Кантор вновь избран президентом Европейского еврейского конгресса

/ все новости /
РУССКАЯ ЭКСПЕРТНАЯ ШКОЛА
КНИГА
МОНИТОРИНГ СМИ

26.10.2020

Канал Елены Чудиновой:
Елена Чудинова
Господи, храни Тарусу! (Возвращению топонимов – да!)

25.10.2020

Газета "Завтра":
Алексей Иванов
Тихая Таруса в топе новостей: страсти по переименованию улиц

24.10.2020

Весть News:
Александр Щипков
Александр Щипков высказался о возвращении улицам Тарусы исторических названий

23.10.2020

Блог Игоря Друзя:
Игорь Друзь
Джо Байден обещает поддержать раскол Православия

Газета "Завтра":
Алексей  Иванов
Ушёл Владимир Осипов, ветеран русского патриотического движения

/ весь мониторинг /
УНИВЕРСИТЕТ
Российский Православный Университет
РЕКЛАМА
Цитирование и перепечатка приветствуются
при гиперссылке на интернет-журнал "РЕЛИГИЯ и СМИ" (www.religare.ru).
Отправить нам сообщение можно через форму обратной связи

Яндекс цитирования
контакты