поиск:
RELIGARE - РЕЛИГИЯ и СМИ
  разделы
Главное
Материалы
Новости
Мониторинг СМИ
Документы
Сюжеты
Фотогалереи
Персоналии
Авторы
Книги
  рассылка
Материал
25 апреля 2003  распечатать

Академик Л. Н. Митрохин

Религия в России больше, чем религия

Предисловие к книге А. В. Щипкова "Соборный двор"

  • Глава из книги Александра Щипкова "Соборный двор"
  • После развала СССР тема религии стала одной из приоритетных. О ней высказывались, кажется, все – от серьезных специалистов до бойких журналистов, склонных к сенсациям. И вот книга А. В. Щипкова – если не ошибаюсь, первый сборник журналистских (не проповеднических, исторических или теоретико-философских) публикаций о религии. Это хороший повод для того, чтобы поразмышлять о роли mass media в создании религиозной ситуации, в которой мы сегодня пребываем.

    Вспомним, как это начиналось. Политика гласности отозвалась потоком материалов о "белых пятнах" истории, которые проступали только цветом кровавым; произошел обвал всей системы официальных идолов и идеалов; с негодованием было отвергнуто репрессивное большевистское безбожие; в обществе воцарился тягостный духовный вакуум. В этой обстановке лишь религия могла восприниматься как мировоззрение, символизирующее полный разрыв с прежним тоталитаризмом, а вскоре и как панацея от всех социальных и моральных недугов. Не только религиозные, но и большинство светских авторов провозгласили лозунг "Без религии у России нет будущего". Наступило время страстного токования: "покаяние", "духовность", "святость". Сегодня мы живем в "светском государстве", где религия (прежде всего, православие) фигурирует как едва ли не как официальная идеология, как главный исток российской духовности и патриотизма.

    Может показаться, что цепочка этих событий выстраивалась как бы автоматически, само собой. На самом деле, процесс, до сих пор безмятежно именуемый "перестройкой", уже на начальной стадии вышел из-под контроля его социологически малограмотных "инженеров". Поскольку сколько-нибудь ясное представление о том, как относиться к церкви и религии, у них отсутствовало, то официальная печать до последней возможности отстаивала догмы ленинско-сталинского атеизма.

    Несколько забытых фактов. 30 июля 1986 года "Комсомольская правда" публикует статью И. Крывелева "Кокетничая с боженькой", в которой В. Астафьев, Ч. Айтматов, В. Быков торжественно уличаются в богоискательских грехах. Попытка Е. Евтушенко защитить коллег привела к появлению в газете (10.XII.86) статьи "Не вера, а знания" С. Калтахчяна, который зачислил поэта в число тех, кто "не в ладу с известными истинами марксизма-ленинизма и допускает мировоззренческую путаницу". Она вызвала острую дискуссию, и партия в своем директивном "органе" решает внести полную ясность. 28 сентября 1987 года "Правда" разразилась передовицей "Воспитывать убежденных атеистов", в которой говорилось: "Ленинский принцип классово-партийного подхода к религии как ложной от начала и до конца системе взглядов и сегодня остается в силе", и поэтому главная задача состоит в том, чтобы "наполнить все формы и средства атеистического воспитания глубоким политическим содержанием" (курсив мой – Л.М.). Ободренная такой поддержкой комсомольская газета публикует (21.Х.1987) боевитую статью журналистки Е. Лосото, в которой И. Крывелев и С. Калтахчян предстают в облике бестрепетных рыцарей в борьбе с новоявленными обскурантами. Эта инерция "воинствующего атеизма" действовала вплоть до развала КПСС.

    Так что решительные сдвиги в религиозной ситуации, определялись не кремлевскими мыслителями, а преимущественно давлением "снизу", энергией mass media, вырвавшимися на свободу. И если сегодня мы констатируем серьезные достижения в обретении религиозной свободы, то не грех с благодарностью вспомнить о журналистских выступлениях "Огонька", "Литературной газеты", "Московских новостей" и многих других изданий, во многом формировавших общественное мнение и ревностно подталкивающих власти к реформам государственно-церковных отношений. В эти годы свои первые шаги на журналистском поприще делает и А. В. Щипков.

    Моя встреча с ним приходится на начало 90‑х годов. В 1993 г. Д. Фурман и С. Филатов, уже издавшие два солидных сборника ("На пути к свободе совести" – 1989, "Религия и демократия" – 1993), предложили мне стать ответственным редактором третьего и передали объемистую (более 3 а.л.) рукопись А. В. Щипкова "Христианская демократия в России". Это была первая обстоятельная работа на предельно актуальную тему (разношерстные религиозно-политические организации в эти годы росли как грибы). Автор обобщил громадный фактический материал, прежде всего интервью с лидерами соответствующих партий и союзов. При этом он проявил теоретическую грамотность в объяснении сложившейся ситуации, в том числе и непреодолимых трудностей, с которыми столкнулись христианские демократы в традиционно православной стране. Короче говоря, это была удачная работа, и я не только опубликовал ее [1], но и предложил автору подготовить на ее основе кандидатскую диссертацию, которую А. В. Щипков успешно защитил в Институте философии РАН. (В скобках замечу, что удивлен, почему он не включил эту работу в сборник: она украсила бы его.).

    Переиздание публицистических материалов – дело рискованное. Журналистика – жанр оперативный, это определяет и ее преимущества, и ее недостатки. С одной стороны, она по горячим следам описывает и оценивает необычные, "отклоняющиеся" от нормы факты, рассказ о которых вызывает массовый интерес. С другой, они, так сказать, по своему определению недолговечны, их прежние оценки быстро теряют свою злободневность. Но в данном случае речь идет о религии, и здесь имеются некоторые тонкости.

    Вот уже 15 лет мы живем в достаточно бестолковой религиозной ситуации. Кардинально меняется прежнее отношение к вере в Бога, выходят наружу десятилетиями копившиеся противоречия, лихорадочно, часто вслепую, без понимания долговременных последствий вводятся новые регламентации, которые вскоре отменяются, появляются, расцветают, а потом уходят на второй план ранее немыслимые религиозные образования, меняется сама география распространения религиозных объединений. Причем все эти сдвиги и противоречия далеки от завершения, и власти по-прежнему пользуются методом проб и ошибок. В этих условиях именно легкая на подъем журналистика способна не просто описать подвижную религиозную мозаику и ее причудливые метаморфозы, но и подсказать разумные, "цивилизованные" пути решения возникающих проблем.

    И тогда далекие факты и эмоции вновь оживают, обретают злободневность в наших сегодняшних тревогах и размышлениях. Уже не новость, но еще не документ эпохи – в этом зазоре и живут сегодня, журналистские публикации, увидевшие свет за минувший десяток лет. Такое совмещение актуальности, предполагаемой самим жанром, с неактуальностью фактической дает эффект отстранения от них: мы смотрим не из той точки, в которой они были написаны, и невольно соотносим их с нынешней, уже изменившейся ситуацией. Тем более, что сегодня религия в России – нечто большее, чем просто религия, ее не отделить от многострадальной истории отечества, а поэтому вдумчивое описание недавнего религиозного прошлого – это рассказ о становлении нынешнего общества с ненавязчивыми подсказками на будущее. Так что публикация сборников лучших журналистских материалов – дело не только увлекательное, но и необходимое. Уверен, что это в полной мере относится и к книге Александра Щипкова.

    В одном из своих писем ко мне А. Щипков не без добродушной самоиронии так повествует о предыстории данного сборника: "Меня немного потрепали власти советские. Но не смертельно. Пропустили через жернова мягкие: исключили из института, послали на перевоспитание служить в Туркестанский военный округ, обучили разным рабочим профессиям. Всё вещи полезные. А в конце 80‑х потеплело, и я стал пописывать статейки в разные издания. Да и пристрастился к этому занятию. А позже неожиданно пригласили работать на Радио России, программы о религии делать. Тут меня Вы и заметили и благословили пообщаться с людьми академической школы. Так и оказался я артистом разговорного жанра, с дипломом кандидата философских наук и непреодолимой тягой к письменным занятиям".

    Во всех материалах зримо виден автор – самобытный, познавший по чем фунт лиха, но сохранивший какую-то детскую непосредственность и романтически-восторженное отношение и к жизни, и к своим делам в ней. Здесь, впрочем, мне особенно рассуждать нечего. В интервью "Огородников и другие: как это было" А. В. Щипков с подкупающей искренностью не только поведал о собственном пути в сочинительство, но и подсказал отличительные черты своего будущего стиля: категоричность оценок, лексическую изобретательность, сходную с игрой, чувство слова и юмора.

    Я пишу не внутренний отзыв или рецензию, а что-то вроде доброго напутствия младшему коллеге, а поэтому удержусь от раздачи автору лавровых венков и розог. Каждый читатель волен распределять их по-своему. (Кстати, в примечаниях автор довольно трезво судит о качестве своих публикаций). Лишь несколько беглых дружеских соображений.

    Собранные в книге статьи не укладываются в какой-либо единый ряд – перед нами жанровая и стилистическая мозаика: статьи, в которых поднимаются вопросы теории, этнографические отчеты, интервью, эссе, жанровые зарисовки, назидательные сказки, в которых рассказчик как бы уходит в сторону и выносит на суд читателя своих героев, располагая их в некоем условном, не хронологическом времени – между стилистикой 19 века и фактологией конца 20-го. (Такова, к примеру, зарисовка "Епископ и муха", основанная на реальном факте).

    Не менее разнообразны и темы: религиозная ситуация в различных регионах страны, портреты примечательных людей, встретившихся автору, взаимоотношение государства и церкви, десакрализация политики и политизация религии, христианство и биоэтика, православный рок-н-ролл, комментарии к статистическим данным, суть и задачи религиозной журналистики и т. д. Разумеется, сегодня эти материалы не выглядят равноценными.

    Наиболее удачны, на мой взгляд, основанные на личных встречах характеристики религиозной ситуации в различных регионах (на Украине, в Белоруссии, Грузии, Карелии, Якутии и т.д.), портреты видных религиозных деятелей, например, митрополита Иоанна (Снычева), архимандрита Зинона, критические выступления против людей, равнодушных к судьбам церкви (а значит и верующих) или искажающих православное кредо. Излишне инструктивной и не во всем убедительной выглядит статья (1993) "Тоталитарные секты" (едва ли главное средство против влияния религиозных культов – это "сомнение", Церковь Муна и Общество сознания Кришны существенно различаются между собой и т.д. Здесь, по-видимому сказался пафос православных авторов, которые и баптизм обличают как "секту"). В то же время материалы о Богородичном центре и Белом Братстве написаны живо и читаются с интересом.

    Как председатель Гильдии религиозной журналистики А. В. Щипков чувствует себя ответственным за солидное теоретическое разъяснение дела, которым он занимается, за подъем престижа религиозной журналистики. Думаю, что он прав: пока эти "статьи несовершенны", в них "слишком много эмоций" и споры на эту тему следует продолжать. Я могу лишь пожелать ему успеха, хотя и сейчас автор выявил целый ряд содержательных тонкостей и нюансов.

    Кстати сказать, внимательный читатель заметит, что взгляды самого автора за минувшие годы претерпели определенную эволюцию. Если раньше он ратовал за полную религиозную свободу, то теперь отстаивает необходимость разумного контроля и даже предлагает создать при администрации президента РФ светский Департамент по культам в качестве органа, вырабатывающего стратегию в области религиозной политики.

    Можно согласиться с А. В. Щипковым: для регулирования сложных государственно-церковных отношений сама по себе регистрационная система недостаточна Ссылаясь на опыт Грузии и Армении, он выступает за "конкордатную" систему взаимоотношений между государством и религиозными организациями, при которой обе стороны берут на себя определенные обязательства. Против такой идеи возразить трудно. Однако, возникают опасения, не получится ли так, что власть получит возможность наделять правами (или отбирать право) у организаций по собственному усмотрению? Выведет ли подобное соглашение из тени все еще непрозрачные для общества отношения между светскими и церковными властями, или только послужит ущемлению прав "нетрадиционных конфессий"? Все эти вопросы надлежит решать юристам, но сама постановка вопроса, безусловно, перспективна.

    Одним словом, А. В. Щипков – автор компетентный, искренний, увлекающийся, изобретательный, склонный к эпатажу и жанровому озорству; его материалы переносят нас в мир недавних "перестроечных" переживаний и эмоций, так или иначе перекликающихся с нынешними тревогами; в них много поучительного для каждого, кто всерьез озабочен будущим России.

    28 августа 2002 года

    Академик Российской академии наук
    Л. Н. Митрохин


    [1]

    Религия и политика в посткоммунистической России. М., 1994.

    СМ.ТАКЖЕ

    авторы:

    Лев Митрохин

    книги:

    Александр Щипков. Соборный двор

    ИЕРАРХИЯ
    НОВОСТИ

    14.12.2017

    Парк "Россия – моя история" расскажет об убийстве царской семьи

    "Без панегириков царям": проект "Россия – моя история" защитили от критиков

    Дом паломника в Вифлееме помогает местным жителям всех религий

    В центре Москвы состоялось торжественное зажигание ханукальной меноры

    Выставка картин, посвященных русским святым, и Рождественские чтения пройдут в петербургском Манеже

    Началась психолого-историческая экспертиза по изучению мотивов убийства царской семьи – епископ Тихон
    Церковный иерарх считает, что для большевиков это убийство носило характер ритуального возмездия

    Церковь и Минздрав реализуют в Калининграде совместный проект по реабилитации наркозависимых

    Вышла в свет новая книга Синодального отдела по благотворительности, посвященная реабилитация детей с ДЦП

    / все новости /
    КНИГА
    МОНИТОРИНГ СМИ

    12.12.2017

    Официальный сайт Московского Патриархата:
    Заповедь о любви. Интервью епископа Орехово-Зуевского Пантелеимона

    11.12.2017

    Свободная Пресса:
    Елена Жосул
    Перформансом по живому
    Право верующих на чувства, протест и эстетический выбор

    05.12.2017

    РИА Новости:
    Антон Скрипунов, Мария Шустрова
    Письмо Филарета: чем завершится церковный раскол на Украине

    04.12.2017

    РИА Новости:
    Сергей Стефанов
    Архиерейский собор-2017: главная сенсация пришла из Киева

    30.11.2017

    РИА Новости:
    Пресс-секретарь патриарха: без духовного оздоровления общество задохнется

    / весь мониторинг /
    УНИВЕРСИТЕТ
    Российский Православный Университет
    РЕКЛАМА
    Цитирование и перепечатка приветствуются
    при гиперссылке на интернет-журнал "РЕЛИГИЯ и СМИ" (www.religare.ru).
    Отправить нам сообщение можно через форму обратной связи

    Яндекс цитирования
    контакты