поиск:
RELIGARE - РЕЛИГИЯ и СМИ
  разделы
Главное
Материалы
Новости
Мониторинг СМИ
Документы
Сюжеты
Фотогалереи
Персоналии
Авторы
Книги
  рассылка
Материал
03 августа 2004  распечатать

Александр Щипков

Идеология смерти

  • Глава из книги Александра Щипкова "Соборный двор"
  • Опубликовано:
    Независимая газета. 04.10.94

    Над всеми частными карликовыми идеологиями в мире господствуют две принципиально противостоящие друг другу сверхидеологии: идеология жизни и идеология смерти. Линия, разделяющая эти идеологии, разделяет человечество. Мы можем самоустраниться от любой из существующих мини-идеологий, поставить себя вне политики и даже вне религии, но никому еще не удалось избежать фундаментального выбора между идеологией жизни и идеологией смерти.

    Тысячу лет назад мудрый князь Владимир выбирал между этими двумя мировоззренческими системами. Он принял христианство и отменил в стране смертную казнь. В тот раз Русь сделала выбор в пользу идеологии жизни.

    В течение двух сентябрьских недель 94-го года российские информационные агентства наряду с животрепещущими репортажами из горячих точек регулярно сообщали о ходе Каирской международной конференции, посвященной проблемам планирования семьи. В газетах замелькали статьи о пользе стерилизации и контрацепции, ТВ продемонстрировало пару фильмов, рекламирующих современные способы планирования семьи.

    Повышенное внимание к системе искусственного регулирования рождаемости в стране, где численность населения неуклонно уменьшается, заставило меня отклониться от обычных сюжетов, укладывающихся в жанр религиозной публицистики, и рассказать вслух о том, что скрывается за мирным словосочетанием "планирование семьи", рассказать о движении, находящемся во власти идеологии смерти.

    Согласно христианским представлениям, а также исламским и иудейским, источником, единственным распорядителем жизни является ее Создатель, и человек не вправе распоряжаться не только чужой, но и своей собственной жизнью. Это мировоззрение долго господствовало в обществе, но постепенно началось искривление общественного сознания, пик которого пришелся на ХХ век. Утвердилось мировоззрение, направленное на самоуничтожение человечества. Речь идет не о ядерном оружии и экологических катастрофах, но об укоренении принципиально нехристианских умонастроений, направленных против жизни как таковой. Эти умонастроения, или общественный менталитет, не зависят от политического устройства государства, не знают границ и порождают определенное отношение к жизни, порождают специфическую культуру, обозначаемую богословами как культуру смерти, однозначно противостоящую культуре жизни.

    Идейным отцом современного движения, пытающегося контролировать демографические процессы, является английский экономист Томас Мальтус, написавший в 1798 году свой основополагающий труд "Essay on the Principles of Population". Согласно доктрине Мальтуса, человечеству грозит катастрофа от "абсолютного избытка людей" и несоответствия между численностью населения и количеством средств к существованию. Мальтус утверждал, что объем средств существования растет медленнее по сравнению с ростом рождаемости. Он предлагал ввести искусственное регулирование рождаемости из опасений, что на всех не хватит еды. Данная экономическая концепция, получившая впоследствии название мальтузианства, имела конкретное мировоззренческое отражение и воспринимала войны, голод, эпидемии как дар природы, как естественный демографический регулятор. Я намеренно не касаюсь экономической стороны проблемы (хотя замечу в скобках, что, коли существует перепроизводство, должен существовать и разумный способ распределения) и выделяю мировоззренческую. В мальтузианстве происходит незаметный нравственный подлог: убийство, высшая форма кражи (убить – значит забрать жизнь, тебе не принадлежащую), трактуется как благодеяние. Грех конвертируется в добродетель, причем истинный мотив – страх за собственный живот – тщательно скрывается.

    Евгеника, отталкиваясь от мальтузианства, уже прямо поставила вопрос о видовом улучшении рас и селекции в мире человека. Евгенисты начали разрабатывать методы влияния на эволюцию человечества и уперлись в одну трудноразрешимую проблему: как помешать неразвитым, по их мнению, индивидуумам воспроизводить потомство?

    В первой половине XX столетия усилиями двух энергичных дам: в Англии – Мэри Степс и в США – Маргарет Сангер резко активизируется движение по контролю за рождаемостью. Обе требовали ввести обязательную стерилизацию женщин, "неполноценных" с точки зрения воспроизведения потомства, и были ярыми сторонницами политики сегрегации. Они предлагали организовать специальные закрытые фермы, где изолированные от общества второсортные люди будут работать под наблюдением компетентных специалистов. В нацистской Германии евгенисты получили полную волю и на практике беспрепятственно проводили свои опыты. Они попробовали все: стерилизовали женщин и мужчин, устраивали заветные "фермы" в виде концентрационных лагерей, практиковали эвтаназию умственных и физических инвалидов.

    После Второй мировой войны евгенистам пришлось на некоторое время лечь на дно и позабыть термин "регулирование рождаемости". Идея расового превосходства была дискредитирована, и контролеры рождаемости, отложив расовые теории до лучших дней, вернулись к идее перенаселения планеты и ввели в обращение новый термин "семейное планирование".

    В 1951 году неутомимая Маргарет Сангер основала международную федерацию планирования семьи (МФПС) со штаб-квартирой в Лондоне. В том же году Джон Рокфеллер в США учредил Совет Населения (Population Council). Обе организации приступили к пропаганде абортов и контрацептивных технологий. Неомальтузианцы поставили перед собой грандиозную задачу по изменению фундаментальных мировоззренческих основ общества. МФПС разработала несколько программ, целью которых являлось воспитание нового отношения к сексу, семье, рождению детей. Согласно концепции современных мальтузианцев, в сексуальной активности нет нравственной составляющей, нет ни добра, ни зла. Такой подход снимает все внутренние ограничения, легализуя и фактически поощряя те варианты сексуальных контактов, которые не приводят к беременности: оральный, анальный, мастурбация и проч. Вскоре были легализованы гомосексуализм и порнография. Представления о сексе как составной части неделимой семейной жизни сознательно расшатывались. Пресловутая сексуальная революция во многом была явлением, спровоцированным мальтузианской идеологией смерти. Постепенно расширяясь, МФПС приобретала все большее влияние на международные организации, в частности ООН, и на правительства своих стран. Сегодня Международная федерация планирования семьи возглавляется англичанкой Лин Томас и объединяет около 130 национальных ассоциаций, включая российскую. Российской ассоциацией планирования семьи руководит бывший совминовский чиновник от здравоохранения Инга Ивановна Гребешева. Располагается ассоциация в здании по Вадковскому переулку, где некогда был российский Минздрав. Россия активно включается в международную кампанию по умерщвлению младенцев, благо опыт у нас имеется.

    Впервые в мире аборты были легализованы коммунистами 18 ноября 1920 года именно в России. Христианский Запад уступал медленнее. Стратеги из МФПС упорно требовали законодательно на государственных уровнях закрепить объявленную ими войну будущему поколению, в первую очередь – легализовать аборт. Мало кто в России знает, что парламенты "гнилого Запада" сопротивлялись до последнего и лишь совсем недавно официально разрешили убивать материнский плод. Первой узаконила аборт в 1967 году Великобритания, недаром именно здесь располагается квартира МФПС. За ней обвально последовали: Финляндия (1970), США и Дания (1973), Франция и Швеция (1975), ФРГ и Норвегия (1976), Италия и Люксембург (1978), Голландия и Португалия (1984), Испания (1985), Бельгия (1990).

    Такое массовое, промышленное избиение младенцев не снилось и царю Ироду. Беременность отныне была объявлена болезнью, а абортивные препараты – лекарствами. Более того, популярные издания сегодня убеждают женщин, что гормональные контрацептивы даже полезны, так как "обладают широким спектром благоприятных лечебно-оздоровительных эффектов". Член МФПС, главный акушер-гинеколог Петербурга Валентина Кириченко в журнале "Молодежь" (№ 2, 1994) убеждает школьников и студентов, адресатов журнала, что "при использовании гормонального контрацептива в течение одного года защитный эффект от перечисленных болезней продолжается 15 лет". Главный акушер, долг которого – родовспоможение, откровенно соблазняет молодежь не рожать детей. Для того чтобы избавить женщину от комплекса вины и чувства греха, в список неотъемлемых прав человека было кощунственно внедрено понятие "право женщины распоряжаться своим телом", то есть производить аборт или стерилизацию. Права мужчин иметь ребёнка вовсе игнорировались, усиливая их и без того повышенную безответственность за семью. Сегодня подавляющее большинство мужчин убеждены, что они не разделяют нравственной ответственности за убийство зачатого ими младенца, и предоставляют женщинам самим выкарабкиваться из "интересного положения".

    Подталкивая женщин к убийству, популяризуя право женщин "распоряжаться своим телом" неомальтузианство упорно игнорирует права самих младенцев на жизнь. С правами младенца, находящегося в утробе матери, связан целый комплекс проблем. Сюда относятся эксперименты над живыми зародышами, генетические манипуляции, продажа эмбрионов.

    Одно из направлений деятельности МФПС – работа с подростками. Без разрешения родителей система полового воспитания настойчиво обучает их применению контрацептивов. Я вновь отодвигаю социальный и медико-профилактический аспект этой "педагогической" деятельности в сторону, оставляю только нравственный и утверждаю: современная система полового воспитания фактически занимается развращением малолетних, обучая сексуальному развлечению "без последствий".В Петербурге МФПС открыл специализированный центр "Ювента", где несовершеннолетняя молодежь по заниженным ценам, а то и бесплатно может получать контрацептивы и консультации по их применению. Здесь же производят аборты несовершеннолетним женщинам. Российское законодательство разрешает производить аборт анонимно, не ставя в известность родителей, начиная с пятнадцатилетнего возраста. Сегодня МФПС требует, чтобы дети, начиная уже с 10-летнего возраста, имели право на информацию и анонимное обслуживание в области регулирования деторождения.

    Невозможно перечислить все приемы, которые рекомендует МФПС для того, чтобы остановить рождаемость. В Индии, например, матери, имеющие двух детей, обеспечиваются бесплатным медицинским обслуживанием при условии постоянной (операция) или временной (спираль) стерилизации. При нарушении договора и рождения третьего ребенка женщина теряет все льготы. Стоит ли говорить о безмерной циничности подобной практики?

    Сегодня деятельность МФПС главным образом направлена на экономически слабые страны. Именно здесь проводятся крупномасштабные пропагандистские конференции МФПС наподобие последней в Каире. Я подозреваю, что следующая конференция будет проведена в Москве.

    Описывая варианты практического воплощения идеологии смерти, я вовсе не хочу сказать, что современные последователи мальтузианства – патологические вампиры, губы которых перемазаны кровью. Повторяю: в первую очередь речь идет об умонастроении; конкретных исполнителей всегда значительно меньше. Зачастую неомальтузианцы – вполне респектабельные и интеллигентные люди.

    Прямое отношение к идеологии смерти имеет и смертная казнь. Отказавшись от нравственных скреп, благодаря которым только и соединяется человечество в единый организм, идеология смерти пытается регулировать человеческие отношения жестким и жестоким законом. Именно наша передовая интеллигенция, создатель и интерпретатор идеологических концепций, со сладострастным восторгом встретила указ об усилении борьбы с преступностью и призывала его усилить, усилить, усилить. Недавно некий неомальтузианец приглашал многомиллионную аудиторию в телепередаче "Я – лидер" устраивать на площадях показательные повешения для устрашения масс и в качестве борьбы с преступностью.

    Если ко всему перечисленному добавить подстрекательство к самоубийству в виде распространения философской теории, согласно которой право на самоубийство есть абсолютная ценность и воплощение полной свободы, то мы получаем законченную картину нового мышления в рамках идеологии смерти. Трансформация общественного сознания, происходящая сегодня в мире и в России под воздействием идеологии смерти, приводит к принципиальному изменению концепции человека. Отказавшись от идеи богоподобия, часть общества объявляет человека "нечеловеком". На этом утверждении построено оправдание аборта: эмбрион – не человек. На этом построено оправдание эвтаназии: безнадежно больной – не человек. На этом построено оправдание смертной казни: преступник – не человек. В самом своем существе эти утверждения являются коварной и омерзительной ложью. Эмбрион в животе матери – человек, потому что зачат человеком. С момента зачатия он принадлежит человеческому роду. Для того чтобы это понять, не обязательно быть генетиком, поскольку это не биологические категории, но нравственные. Идеологи смерти объявляют, что зародыш – не человек (до 12 недель, до 500 граммов и прочие варианты), только для того, чтобы и к уже родившемуся человеку относиться как к "нечеловеку", чтобы в случае необходимости "законно" уничтожить его в любой период жизни. При этом самому оставаться живым и в комфортных условиях. В конечном итоге аборт, смертная казнь и эвтаназия – убийства ради сохранения собственного комфорта.

    На Каирской конференции сторонникам идеологии жизни – христианам и мусульманам – с трудом удалось добиться того, чтобы аборт был изъят из списка рекомендаций развивающимся странам по регулированию рождаемости. Некоторые российские СМИ иронически комментировали этот факт, пытаясь представить защитников человеческой жизни дремучими обскурантами, а убийц беззащитных младенцев – прогрессивно мыслящими людьми.

    Россия стоит на пороге глобального идеологического выбора.

    СМ.ТАКЖЕ

    авторы:

    Александр Щипков

    книги:

    Александр Щипков. Соборный двор

    ИЕРАРХИЯ
    НОВОСТИ

    07.11.2017

    Революция и традиция
    Встреча с Александром Щипковым

    19.10.2017

    В Уфе после ремонта открылся церковный приют для бездомных

    Святейший Патриарх Константинопольский Варфоломей посетил приход Московского Патриархата в Рейкьявике

    При Управлении делами Московской Патриархии проходят курсы повышения квалификации для новопоставленных архиереев Русской Православной Церкви

    Святейший Патриарх Кирилл поздравил Президента Азербайджанской Республики И.Г. Алиева с Днем независимости

    Детский сад для тяжелобольных детей службы "Милосердие" получил премию Правительства Москвы

    В Николо-Угрешской духовной семинарии состоялась конференция "Православное духовное образование и тюремное служение"

    Епископ Владикавказский Леонид возглавил торжества по случаю 180-летия храма царицы Александры и крепости Александрополь (Гюмри) в Республике Армения

    / все новости /
    КНИГА
    МОНИТОРИНГ СМИ

    19.10.2017

    Четыре пера:
    Аркадий Минаков
    Воронежский историк Аркадий Минаков: "Русская ирредента – одна из ключевых идей современного российского консерватизма"

    Богослов.Ru:
    В работе Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви максимально учитывается опыт предсоборной работы Русской Церкви начала ХХ века

    Независимая газета:
    Ольга Позняк
    Наследники Реформации в зеркале социологии
    В год 500-летия выступления Лютера представлены исследования современного протестантизма

    16.10.2017

    Официальный сайт Московского Патриархата:
    Епископ Рыбинский и Даниловский Вениамин: Священник должен уметь выслушать и понять другого человека

    14.10.2017

    РИА Новости:
    Антон Скрипунов
    Покров: как греческое предание стало русским праздником

    / весь мониторинг /
    УНИВЕРСИТЕТ
    Российский Православный Университет
    РЕКЛАМА
    Цитирование и перепечатка приветствуются
    при гиперссылке на интернет-журнал "РЕЛИГИЯ и СМИ" (www.religare.ru).
    Отправить нам сообщение можно через форму обратной связи

    Яндекс цитирования
    контакты